Не жильцы толстопузого мира

Не жильцы толстопузого мира.
Рвётся тонкая воздушная нить.
И душа, взмах крылами эфира,
просит тело, скользя, - извинить –

Я лежу. Взгляд – гримаса Сатира.
Не жилец толстопузого мира.
Тело просит в душе сохранить
всё, что было, и что может быть.

Губы шепчут красиво – Эльвира –
В дивных замках чудес, волшебства
проживает Финкийская лира
чародействия и колдовства.

Может быть, в пику шумному пиру,
Вилльский кубок устам одарит.
И чугуново-синие мортиры
ссалютуют в небесный нефрит.

По атласно-кровавой бахромке
нисбегает злачёная вязь.
Костяные турецкие слоники
назначают, кто – пал, а кто – князь.

В дым порхают подрезанно нити
без земных крючковатых узлов
в опалено-зелёном нефрите
молчаливого согласия слов.

23 февраля 1998 г.
С-Петербург