неделя

неделя, уносясь в бесконечность,
останавливается на воскресенье:
когда в душном метро проводим неспешность
наших блаженных девяти часов;
и в тишине разрывающих вены Москвы мостов,
где листья мазками рыжими по воде,
я, даже рядом с тобой, продолжаю скучать по тебе;
и в маленьком, по-Булгаковски нежном, подвале цоколя,
где неизбежно только мы
забываем, что значит для нас любое препятствие;
в трамваях, пронизывающих рельсами волшебную тоску города,
на стекла дышать – записывать счастье;
и в парках на скамьях, смешивая дым сигарет с холодом,
не считать темноту очередным поводом
вернуться домой опять без тебя…
туда, где шесть дней капли уставшего дождя
будут выстукивать в железных подоконниках твое короткое имя,
где я заложница тесной жизни и стиля
«не говори, улыбайся, учись».
и сколько раз (ровно семь) в постель не ложись,
все также яро сопротивляешься реальности,
перечеркиваешь всевозможные дальности,
упреки, смешки, озлобленность, страх и невежество,
ради того, чтобы девять часов продышать твоей свежестью.