Неизвестный

В колокольнем голосе набата
Слышится победный стук сердец,
Каждого упавшего солдата,
Телом не пустившего свинец,
На родные белые просторы,
На поля, где зреет вешний хлеб,
Где живут смущенные березы,
И не меркнет благодатный свет.

Не получив награды и регалии,
Не успев любовь жены познать,
Русский, армянин или татарин,
Сердцем защищал родную мать.

Ту, которую зовем мы все Отчизной,
И любовно Родиной зовем.
По которой не справляем тризну,
В день омытый траурным дождем.

За которую сыны главы сложили,
Заливая кровию алтарь.
Для которой не жалели силы,
Ни сейчас, или как было встарь.

Вот он идет, в растегнутом бушлате,
Приобрести под танком вечный кров.
Иль этот с автоматом, в масхалате,
Сейчас накроет ненавистный дзот.

Иль тот в дыму, на бреющем полете,
На крыльях заискрившейся души,
В пылающем безумном самолете,
Прикажет экипажу “Не туши!”

Взорвется самолет в колоне вражеской,
Собою подорвав боеприпас.
И эхом возлетит к любви размашистой,
Во славе яркой, выполнит приказ.

Другой идет совсем не по-геройски,
Но подойдя под виселицы ряд,
Накинет петлю на себя, по-свойски –
Он сделал все, чтобы спасти отряд.

Перемешалась кровь с холодной кашицей
В осколочно пробитом котелке.
А он все тащит, тащит груз товарища
На место безопасное ристалища,
В захваченной под утро, высоте.

Не морща нос на аромат портяночный,
Весь в гнойных перекрученный бинтах,
На перерез громадной своре танковой,
Как на помолвке сват, походкой пьяною,
Идет майор со связкою гранат...

О, сколько дел исполнено солдатом,
Чтобы тебя, Отчизна, защитить.
И не за орден, иль кинжал булатный...
Ему хотелось, так хотелось жить...

Но не в грязи купая свое тело,
И не смрадом подлости дыша...
Он просто выполнял святое дело –
Неизвестный Родины солдат.

Так прими ж в объятья нежножесткие
Родина, земелюшка, земля,
Всю любовь его истлевшей косточки,
Сохранившей верность для тебя.

Вот незаметное солдатово пристанище.
Винтовок пуль здесь до сих пор не молкнет свист,
Его покой и славу охраняющих,
Вплавленных ныне в грозный обелиск.

Так пусть твоя березка или сосенка,
Под ветрами качает головой,
И могилу в шум глубокой осени,
Покрывает желтою листвой.

Согревай ее ты вечным пламенем,
Не пиши ни имени, ни дня.
Неизвестным Он восстанет знаменем,
Для своей Отчизны у огня.