Неоткрытые острова

-Ну что же ты замолчал?Рассказывай,что было дальше! Где они,острова эти?
Я подумал немного и ответил-« А нигде. Их не было и нет. Так ,сказка красивая,как Рай»
Мне с детства говорили,что я хороший разказчик. Я всегда умел придумывать истории,одинакого интересные и детям и взрослым(хвастаюсь,но думаю,сейчас мне это можно)
И сейчас,в моем нелепом и опасном положении,эту способность сочинять истории,нещадно эксплуатировали люди,которым,возможно предстояло убить меня. Маленький Иус подвинулся ближе,и жалобно начал-«Ну продолжай! Пожаааалустааа!!!! « Рядом с братом,на небольшой кушетке сидела Сале, высокая,прямая, с изящными но холодными чертами лица,и с неизменной кобурой на вышитом ремне. На ней было коричневое замшевое платье с белыми рукавами, таким же,белым квадратом на груди. Темно-каштановые,прямые волосы лежали на ее красивом затылке,небрежным узлом.
В ее серых,блестящих глазах искорками светился интерес к моему рассказу. Она,сейчас кажется,даже забыла о своей роли конвоира.

За мелкими квадратиками оконных стекол,хлестал обычный мартовский дождь. Ему предстояло лить еще два месяца,до наступления лета,наполненного удушливо-жаркими днями и зябкими ночами. Пелена нескончаемого ливня, смазывала контуры огромных,шапок ив,и полотна светло-зеленых ,затопленных полей,где местные жители,подобно китайцам,культивировали рис.
Дом,в котором я жил уже одиннадцать месяцев ,был и просторен,и изысканно (по местным понятиям) убран, и явно являлся объектом зависти соседей. Комната,где я вел свое повествование,сгорающим от нетерпения слушателям,была круглой,устланной коврами, возле стен стояли бронзовые и фарфоровые вазы, с усыпанными цветами ветками яблонь и вишен. Но это была тюрьма. Красивая,лишенная решеток на окнах ,замков,и наручников,которые собственно и ненужны здесь были. Убежать отсюда возможно было лишь на самолете или корабле,так как дом находился в государстве,а государство размещалось на неизвестном никому острове,затерянном в синих безднах Тихого океана.
Ровно одиннадцать месяцев назад, мне было дано поручение от Географического общества, выявить и обозначить координаты последних,неизученных островов Тихого океана. Все исследование велось с борта небольшого самолета. Когда я обозначил координаты двух небольших островков, неожиданно на глаза нам «выскочила» крупная дичь-достаточно большой остров,с виду обитаемый. Кому-то из экспедиции пришла в голову дикая мысль совершить посадку на острове. ..
Троих -пилота,и двух моих помощников убили сразу.Меня ранили,достаточно тяжело,потому что,я пытался сопротивляться им. Пришел в себя я,однако,не в могиле и не в тюрьме а..в доме одного из местных уважаемых людей. Он,как позже выяснилось был начальником контрразведки. Когда я встал на ноги, моей охраной занялась его дочь Сале-которая состояла в звании майора в той же конрразведке. За первый месяц жизни в Хиве (так называлось государство) я понял многое. На достаточно большом острове,за несколько веков сформировалось обособленное,закрытое для внешнего мира государство. Неизвестно,чем был богат этот край,кроме риса,и вечных ливней, но охраняли его жестоко. Когда к острову подходили случайные суда –их топили,экипаж убивали. Я,по такой логике,попав на данный остров,автоматически сделался иностранным шпионом, нарушившим общественный строй государства.

…………………………………………………………………………………………………………
Небольшая,пегая лошадь,спотыкаясь на болотистой почве,иногда по брюхо проваливаясть в глубокие промоины,и пачкая мои сапоги илистой грязью тащилась куда то на запад. За струями нескончаемого дождя проплывали узкие,грязные улочки,белые,глиною обмазанные домишки,возле которых,под навесами,связанными из пальмовых листьев,сиротливо жались и дрожали желтые мелкие козы.Поля становились все более и более похожими на болото. За моей спиной заунывно то приближалось то отдалялось сопение и всплески кобылы,на которой гордо восседала Сале. Улочки давно кончились, и поля,окаймленные купами ив медленно катились под ноги нашим лошадям. Это была моя первая поездка за ворота дома Сале. До этого разрешалось ходить по их большой усадьбе,но теперь,уверившись в том,что я уже не убегу, меня «выпустили на волю» -и воспользовавшись этим,я начал обследовать остров.
Туман. В далеке копашатся люди,закатив до колен штаны,и шлепая босыми,измазанными грязью ступнями по болоту. Я слышу,что сзади кто то окликнул меня. Все как во сне. Кажется,что край этот лишь снится,что это странный,то бесцветный,то яркий бред,и стоит открыть глаза и..
Я обернулся. Звала меня встревоженная Сале. Оказывается,я остановил лошадь и так и стояли мы с ней-она по колени утонув в тягучем иле,я в полудреме на ее широкой спине…
-Ты чего стоишь? А? -Голос ее звучал не сухо и резко,а даже заботливо.
-Я…Я заснул кажется…Укачало.
Она удивилась. –Как это «укачало»?
-Просто я никогда на лошади не ездил. Медленно они шла, вот меня в сон и потянуло-Я попытался изобразить улыбку,но видимо,это вышло жалко.
-Она посмотрела на меня внимательно,так смотрят,когда хотят заглянуть в самую душу.
-Ты боишься?
Чего? –ее вопрос обескуражил меня,он был слишком неожиданным.
-Нас. Я же вижу. Ты думаешь,что мы убьем тебя,ты не веришь мне,нам всем,так ведь?
-Я молчал. Ответить мне было нечего. Да ,не доверял им, чувствуя что с минуты на минуту,эта же самая Сале поведет меня туда,откуда уже назад возврата не будет.Более того, очень долго я ненавидел их. Эту странную,страну,молчаливых людей,эту Сале,ее отца и всех,всех…
Теперь на смену ненависти пришло равнодушие. Этот вечный дождь словно яд влился в мою кровь,пророс во мне,заменив любые вспышки гнева или радости на серое, безвыходное равнодушие.
-Скажи правду. Ты ненавидишь меня?- Сале продолжала свой допрос самым обычным,будничным тоном,как будто разговор шел о привычных вещах-историях,которые она и ее маленький брат заставляли меня рассказывать,или о дожде.
-Ты хочешь,что бы сказал правду? А имею ли я моральное право,относиться к вам,иначе чем к врагам? Вы отняли у меня самое драгоценное-свободу,заперли в клетке! Разве это не причина,для ненависти?-у меня впервые за эти месяцы проблеснул в душе гнев. –Лучше бы вы убили меня сразу, чем держать здесь в неизвестности,вдали от родины…
-А я вот не питаю к тебе ненависти. Хоть ты и враг. –Сале слегка откинулась назад на седле,разглядывая мое лицо серыми,прищуренными глазами. –Я бы с радостью отпустила тебя,если бы,конечно точно знала,что ты не расскажешь никому местонахождение нашего острова.
У меня перехватило дыхание. Так вот оно,таинственное молчание Сале, она теперь,здесь в поле,когда мы наедине, начинает изощренную пытку,предлагая то,что сниться ночами,зовет и манит! Она ждет от меня,наверно слез благодарности, жалких просьб,клятв, желает видеть,как унижается смертник,за эфемерное обещание Свободы!
-Да,я бы отпустила тебя. –Она повторила это раздельно,вкладывая в эти слова какой то смысл,который,по ее расчетам я должен был уловить.
-И что дальше?-я сказал это спокойно,и делая вид,что ее слова значат для меня так же мало,как как маячившие в полях крестьяне.
-Дальше? Ты говоришь о свободе,и тем не мения,не знаешь что с ней делать! Дальше…Ты бы вернулся назад,в свою страну…Жил бы там…
-Хорошая мысль,только из этого мало что выйдет. Ваш прекрасный остров окружен океаном,и до земли десятки километров. Даже,будь у меня самолет,все равно я не смог бы вырваться через ваши кордоны…так что твоя свобода-камень,поданный весельчаком-прохожим слепому нищему.
Она отвернулась и посмотрела на горизонт. Поля стелились все дальше и дальше,а за ними,призрачной серебристой ленточкой блестел окаймляющий остров океан. Она словно переживала какую то внутреннюю борьбу.

-Я не испытываю к тебе ненависти..-повторила она внезапно задрожавшим голосом,неотрывая взгляда от далекой воды. –Я…За эти месяцы…впрочем,я говорю глупость ,ты этого все равно не поймешь..
-Что не пойму?Сале,ты о чем?
-Не о чем. Просто,я напридумывала себе ….много…
-Что напридумывала? Я ..обидел тебя? Прости….-Сейчас я не понимал происходящего. Сале казалась уже не той холодной и красивой амазонкой,с неизменной рукой,покоящейся на кобуре, а несчастной,расстроенной,подавленной. У нее вдруг задрожали плечи…
Уже я чувствовал себя виноватым перед ней. Мне стало стыдно,за свои подозрения…
-Я..позволила себе…влюбиться в тебя…Я думала,что и ты,совсем немножко…тоже…А ты…..
И тут она спрыгнула с лошади в грязь,забрызгав свой вельветовый ,элегантный костюм,для верховой езды. Плечи ее опустились,она пошла куда то ,не разбирая дороги. Что то толкнуло меня за ней следом. Я догнал ее ,схватил за плечи и повернул лицом к себе. Из ее сияющих,серых глаз лились слезы, она тряслась от беззвучных рыданий. –Сале..Пожалуйста….не надо….ну что ты..-Я не чувствовал ничего,кроме страшного чувства вины,чувства,что ранил человека, женщину,желавшую мне добра…
-Оставь меня! Уйди! Боже! Какая же я дура…Ты…Что я себе позволила?!
Она резко вырвалась из моих рук,и гордо вскинула голову. Она пыталась улыбнуться,но слезы продолжали течь из ее глаз.
Уходи! Ты не должен видеть меня такой! Я сильная…Очень сильная…Это..это все дождь…
-Да,сказал я ,помолчав. –Это все дождь…
…………………………………………………………………………………….

Как то ночью, измученный мыслями о себе,о будущем,я заснул в круглой комнате,не раздеваясь,сидя в низком,глубоком кресле. Во сне мне очень ясно представлялась моя родина,географическое общество,жизнь где никто и никогда не покушался на мою личную свободу. Среди этих теплых видений, я почувствовал что в лицо мне светят лампой,и испуганно открыл глаза. Оказывается,я спал с книгой в руках,и теперь,когда я вздрогнул,и инстинктивно прикрыл ладонью глаза от яркого света,книга громко шлепнулась на пол,испугав двоих,стоявших около кресла.
Эти двое,были Сале и еще какой то незнакомый мне мужчина,в военной форме. Сале, видимо,заметив на моем лице удивление,помахала спутнику рукой,и он выскользнул за дверь. Она подошла ко мне,взяла за руку,и серьезно глядя мне в глаза сказала:-«Я все устроила. Этот человек-пилот, ему заплачено, он доставит тебя на большую землю. Только на родину свою доберешся сам. На, это тебе.»
В свертке,который Сале поспешно сунула мне в руки,были деньги и револьвер.
-Давай,же быстрее,быстрее!. Надо до авибазы добираться еще. Скорее! Надо до рассвета..успеть…

И снова шлепали ,утопая в грязи лошади,Сале ехала впереди,вероятно хорошо зная дорогу. Сколько продолжалось это утомительное путешествие-точно сказать не могу-я все время полудремал,полупребывал в неком оцепенении. Оно прошло когда в темноте ,заблестел мокрый и скользкий фюзеляж самолета. Летчик полез в кабину,подавая знаки мне,следовать за ним. Сон мой прошел. Теперь начиналась реальность,и начиналась она с лица Сале,лица на котором было написано отчаяние. Она делала вид,что ничего не произошло,что рада за меня…Но…Почему я не чувствовал радости..Почему?
Она протянула мне руку,и я пожал ее. Так прощаются друзья-просто и навсегда. Скользя пальцами по мокрым и холодным поручням трапа,я взобался в самолет. А она стояла внизу и махала рукой. Вот,кажется и все. Впереди свобода,все что я любил,и так желал,эти страшные одиннадцать месяцев. Нет,не все.
Я рванулся с места,спрыгнул вниз,кажется,даже повредил ногу. Но боли я не чувствовал. Сале, эта холодная и гордая Сале,сделала неуверенный шаг ко мне и мы бросились друг другу в объятья. Она прижалась ко мне и так мы стояли, под струями проливного дождя.
-Ты…Ты …Уезжай! Надо….-лепетала она,трясясь от холода и слез.
-Нет,Сале. Я не смогу уехать….Видно дождь пророс во мне так,что я потерял волю…Я…больше не хочу бежать…Я остаюсь здесь..Ждать …
Она испуганно посмотрела мне в глаза-Ждать?Ждать чего?
А я и не знал,что ответить. Ждать-может смерти,а может и наоборот,жизни….Жизни рядом с ней…Теперь я готов был пережить все,лишь бы не потерять ее…
Так мы и стояли,сжимая друг другу руки, а в кабине самолета отчаянно ругался подкупленный Сале летчик.
2009 год