Новый год и немножко Иронии

Стрелки уже спешили.
Их торопили.
А кто-то, напротив,
Просил подождать полсекунды,
треть секунды,
И воздух гремел
На стол пролитым шампанским,
Бенгальскими искрами,
И искрами искренних глаз.
И ёлка, такая большая,
красивая, как будто
Кустодиевской красотой
Отравляя минуты
Тихонечко плакала в уголке
Сотнями
Разноцветных слёз.
Собаки боялись
Истеричных взрывов
Скулили, и прятались под стол.
В цветной говорящей коробке
Надрывался Галкин
Под комплименты
"Как он талантлив",
И веселил страну, которая
Извивалась в последнем пожаре
Високосного года.
И там же
Пьяный и мокрый,
Такой же привычный, как мандарины,
Ипполит
(под окнами двадцать пятого
заснеженного, ленинградского)
Умирал.