О безумном барде

Линии чьих-то поломанных судеб сольются в нить,
Вечность на лютне для проигравших сыграет блюз.
Песнею станут стихи, а иначе не может быть,
Но промолчит певец, тот, что пробовал кровь на вкус…

Тени от бледной луны занимают кресла в партер,
Ночь продает билеты на танец кошмарных снов.
Ну же, маэстро! Порвите струну как нерв,
Плачьте моими стихами, у вас не хватает слов.

Горькими травами музыка. Черным углем – пиши.
Ах, как же жаль, что моя Надежда не научилась петь!
Музыка звоном разбитых истин, как концентрат души,
И как же кажется просто – дрогнуть и умереть.

Линии чьих-то изорванных мыслей совьются в одну струну,
Сердцу захочется вспыхнуть, и ярче костра в ночи.
Мрак обратится в утро, а вольный полет в вину,
Прежде чем лютня мятежная дрогнет и замолчит.

Ну же, маэстро! Пусть алой искрой слово уйдет в рассвет.
Песня рождает безумие, нас исцеляя вновь.
Так и рождается боль, отзываясь на слово нет.
Так и рождается Сердце, что славить велит Любовь.