О чем же мы пели? Клинки и шинели... 1991 год.

О чем же мы пели? Клинки и шинели...
За что мы убиты на буйном скаку?
Маньчжурские сопки... Шимозы, шрапнели...
И я – в поредевшем казачьем полку.

Зачем мы воскресли? А взгляд мой раскосый,
А конь мой храпит... За углом – впереди -
Старушечьи лица и девичьи косы,
И срезанный крик: «Не убий... Пощади!»

Морозно и людно! За что же нам злиться?
Со злобой такой – хоть живи, не живи!
Быть может, на алом снегу белолицая -
Прабабка моей несчастливой любви?

То белый, то красный – какое значенье,
Когда не смолкает в ушах: «Пощади!»
А я ведь люблю всех, люблю от рожденья!
А сердце все плачет и плачет в груди...

Дрожа, просыпаюсь я снова и снова,
И стылый рассвет голубеет в окне.
Холодный рассудок с горячей любовью,
Столкнувшись, бушуют бессильно во мне.

Я вижу дорог похоронные ленты,
Я слышу мольбу: «Не убий... Пощади!»
Звенит мой клинок о гранит постаментов,
А сердце все плачет и плачет в груди...

1991 г.