Он бьёт безжалостно страну,бьёт тёщу, тестя и жену

Меня в субботу тащит сын
На игровые автоматы,
Чтоб там признать себя "косым"
И растранжирить часть зарплаты.

И, как бы ни был я готов
С ним совершить такой поход, но...
Всё ж, не тратя лишних слов,
Иду не очень-то охотно.

И, развлекая сам себя,
Я наблюдаю за другими
Отцами, отпрысков любя,
Сюда пришедших вместе с ними.

И вот. Один такой отец
Стоит с сынком у автомата
И долбит немощный малец
Экран кувалдой в три обхвата.

А на экране - стая мух.
По ним попасть кувалдой надо.
Но перехватывает дух
У завсегдатая детсада.

Слабеют руки. Дрожь в ногах.
А мухи будто бы смеются.
И говорит отец в сердцах
Ему, стараясь улыбнуться:

"Ну что же ты, мой славный сын,
Попасть не можешь мухе в харю,
Чтоб от неё остался блин!?
А ну-ка, дай-ка я ударю!"

И он берёт из детских рук
В свои кувалду (или молот)
И замечают все вокруг,
Как он силён ещё и молод.

Летит кувалда в вышину
И опускается на муху,
Прибив одну... ещё одну...
И третьей двинув в область уха...

А я гляжу - в глазах отца
Азарт сменяется на ярость.
Он долбит... долбит без конца.
И не берёт его усталость.

И вижу я, как человек,
Сюда пришедший без охоты,
За свой нелёгкий, скорбный век
Усердно сводит с жизнью счёты:

Он бьёт безжалостно страну,
В которой выпало родиться,
Бьёт тёщу, тестя и жену,
Тех, кто советовал жениться,

Наносит точечный удар
Директорам его завода
И обладателям гитар,
Орущим песни до восхода.

Сын корректирует отца
И восхищается расправой.
А тот, стирая пот с лица,
Экран дубасит с левой... с правой...

Терзает рьяно автомат
И пыль вздымается клубами.
Я вижу - он сейчас бы рад
Начать пинать его ногами...

Но тут... закончилась игра.
Погас экран. Пропали мухи.
Сказал отец: "Домой пора!"
И, сына взяв, ушёл не в духе.

А я немного постоял
У игрового автомата.
Как будто в мыслях выпрямлял
Всё, что игравшими помято.

И убедился лишний раз,
Что очень мудро поступаю,
Когда ни прежде, ни сейчас
На автоматах не играю