Осень.

В городе осень. Пришла как обычно,
С мокрым и серым дождём.
Ногами тревожа опавший листья,
Промокнуть до нитки я обречён.

И вброд через лужи, через дорогу,
Забыв суету, и отчаявшись вновь,-
Я подхожу с привычной истомой,
К такому знакомому мне кабаку.

Женщина в белом улыбнётся за стойкой-
Я закажу ей грамм сто коньяку.
Со взглядом уставшим начну я попойку,
В углу за столом сижу и грущу.

Не знаю, когда и зачем докатился,
До жизни, где радости нет удалой.
Свернувши с дороги, давно заблудился,
Болею я очень, болею душой.

Нашёл я отраду отчаянным путникам,
Что в жизни на время теряют мечты.
На стойку кидают последние стольники,
Коньяк, запивая стаканом воды.

Сижу в тишине, смотрю на окошко,
Как же поблекло оно от дождя.
На улице плачет родная берёзка,
Опала с неё золотая листва.

Стакан опустел как обычно внезапно,
Его я беру чуть дрожащей рукой…
И снова до стойки со взглядом туманным,
Грусть и тоску залить рюмкой второй.

Стакан мой вновь полон, рука осмелела,
И запах коньячный мой насморк пробил.
Женщина в белом «не надо» шепнула
И полный стакан я на пол уронил.

Ох, женщина в белом, ах женщина в белом,
Вы стали мне вдруг такою родной.
Я в Вашем взгляде, с улыбкой несмелой
И жалость, и ласку нашёл и покой.

Вы знайте лишь только, что я днём и ночью
Для Вас себя в жертву без дум принесу
Вы только заботьтесь о старшенькой дочке,
Которую я особенной чту.