Отверженный

Растекается тягучей тонкой мантрой
В лесу охота разнузданной сипухи,
Все возможно - дрогнула константа,
Рассосались в призме ночной духи.

Океан не дрогнет, рассыпаясь в прах,
Уверенно парит над тишиной земли,
Он позабыл кровавый людской страх,
Который Фобосу на блюде поднесли.

В полночь песнь заводит сизый волк,
Целебный сладкий дар моим ушам,
Скабрезно вырвал мне их старый волхв,
И приказал идти босым в таежные леса.