Пессимизм

Свинцовые облака ползут по ржавчине неба.
Сытые тела яд пожирают вместо хлеба.
Над городом черный смог, в легких – сажа
Грязь избитых дорог, страна по прогнозам наша.

Забытые поезда ждут своих пассажиров.
На полках гнилая еда, объедки с рук командиров.
Гарь заводов и фабрик, вонь мусорных ям
Грязный разбитый фонарик, дает освещение нам.

Серая жизнь в коробках: квартиры, комнаты, дом.
Потухшие лица в окнах, остатки когда-то хором.
Любовь по тёмным подъездам, брошенная постель
Знакомства по переездам, следы оставляет хмель.

Рождение на грани смерти, животная суета.
Идут бездомные дети, дана им жизнь да не та.
Фильтры давно поистерлись, чистая лишь слеза
В мусорных баках, роясь, страна выбирала: «За!»

Пороховая бочка, когда-нибудь будет взрыв
Останется на карте точка, исчезнет на теле нарыв.
Пустынные переулки, лишь полчища серых крыс
«Хлеба и зрелищ, Суки!» на стенах забытый девиз.

И вместо синего неба озоновых россыпь дыр
Черные хлопья снега, в лужах застывший жир.
Бледные иссохшие лица болезненные глаза
-Есть ли шанс возродиться?», кто-то сказал: «Вчера!»

Таблетки, шприцы, лекарства: вместо изысканных блюд
Вот кто-то упал, скончался, завтра его сожгут.
Таблички: «Стоять», «Нет входа», «Закрыто», «Опасно», «Стоп»,
Вот здесь опасная зона - кровавый калейдоскоп.

Цветы на картинах, на фото, на деле лишь пыль да песок.
Вот кто-то убил кого-то, украл долгожданный кусок.
- Звери, кто дал вам право? В ответ идиотский смех
Сорви с лица покрывало, убийство за жизнь не грех.

Но тех ли мы убиваем, закона такого нет.
Вокруг все уничтожаем, какой там нейтралитет.
Слаще нам чьи-то проступки, беда хороша вдвойне,
Когда оставляет зарубки война на чужой стороне.