Пил,курил да вершил.

Повадился, ко мне в тиши.
Захаживать творческий пыл.
Пил,курил да вершил.
Опять задушевный тыл.

Бывало,что не было сил.
Порхать среди мнимых вершин.
И в смазанных строках чернил.
Я дно растревожил глубин.

Тропинок моих лабиринт.
Прощенье искал у могил.
От этих духовных доктрин.
По ласке мамкиной выл.

Залив меня вновь умыл.
В закате великодушном.
И ночь открылась,что мил.
Я ей и со мною не скучно.