Плоть и дух

Под гнетом плотского влеченья,
Отбросив данное прозренье,
Являясь в духе жалким и слепым,
Не вижу разницы меж Богом и людьми.

Кто славы не познал, придите.
Пусть истина на сердце утвердится.
Рожденная в Божественной молитве,
И скрытая в душе пиита.

Под гул ветров и трепет листьев,
Слова беседу освещают,
И в тишине под трели птицы
Покоем души ублажают.

Весна зажжет огнем лучистым
Надежду сумрачных людей,
Вино прольет поток игристый
На весь остаток дней.

Благословит отрадой покаяний
Прошедшего бездонья лет,
В отрыжке позабытых возлияний
Закончится полуденный обед.

И разум, плесневеющий в заботах,
Очистится от вида голых дам,
Закончится нелегкая работа
Принятием духовных ванн.

И тело недоступное матроны
Не потревожит чистый ум.
И холостые выстрелы патронов,
Как фейерверки отыгравших лун,
Замолкнут, не дразня просторов неба.
И в пафосе сует большой салют
Засветит на прощанье крохи хлеба,
Которые затем птенцы склюют.

И бездари, ласкающие око,
И примитивом ублажающие слух,
По воле сатанеющего рока,
Погасят без того усталый дух.

Неужто вам самим так не противно –
Повиснув, как сигаретный дым,
Над мраком неотмоленной отчизны,
Вести людей к источникам больным?

Неужто за прокисшую похлебку,
Готовы поснимать с девиц трусы,
И побратавшись с силою нелегкой,
Измарывать духовных тем листы?

И наслаждаяся Иуды поцелуем,
Фальшивым счастьем лиц изображать
Волнение любви. И завистью балуясь,
Показывать гниющей доли стать?

Мне жалко вас – беспечность подавая,
На блюде, как жаркое ввечеру,
Вы плачете, в подушку изливая,
Угасших сил горючую слезу.

Ко мне придите – я вас успокою,
Бальзамом юности помажу вам сердца.
И истину блаженную не скрою
От вашего несчастного лица.

Познавший истину окажется свободным –
Он в ней увидит скудность дня.
Тогда на небо в силе возвратится
Та молодость, что вышла из огня.
Еще недолго, и приход Мессии
Расставит точки по местам.
И мы, живущие в России
Сметем с земли ненужный хлам.

Открыв источники духовной благодати,
Пред взорами немеркнущих небес,
В сенях добра, на стареньких полатях,
Благословим в сосновых шишках лес.

И напоим водою из колодца
Пришедших путников ближайших заграниц –
Украинскую дивчину и хлопца,
Отмывших пот от загорелых лиц.

Вот истину в пришедший час вечери,
И тайну преломления хлебов,
Они познают сидя у постели,
В тумане легком вещих снов.