Подниму, согрею на груди...

Подниму, согрею на груди
холодом подстреленную птицу.
Пусть ей что-нибудь хорошее приснится –
то, что ждёт, конечно, впереди.

Пусть из памяти сотрётся крик ворон,
злой мороз, несправедливый камень;
пусть согреется – и надо мною вспрянет,
за добро благословив крылом.

Вот и день немного просветлел,
в облака свою улыбку пряча –
словно я не птицу, а удачу
подобрал и на груди согрел.