Поэма И НЕ НАДО. Песнь первая.

Игуменья Прасковья Целлулоидовна Шлак в астрале.

Дзинь! Заскрежетал сурово золотогривневый рублевый телескоп.
Кровопивнево закукарекал ржавого оттенка петух отчужденный.
Мошкара замшелая шепелявила на просроченный укроп.
Крепыши-мыши лузгали семена серпантинового подсолнуха как то отрешенно.
Законопатив коноплю конопыркой конусообразно в конюшне
Курительно на двоих соображая свербляво и душно
Игуменья Прасковья Целлулоидовна Шлак по разумению разила заразно
И неотразима была ни в одном зеркале праздном.
Любила легкие увесить не одиноко лишь воздухом трубонеочищенным
Но и травушкой закрало насыщенным.
Систематически тематически организовывала сеансы подобные
И дозы повышала в отношении неликвидном пробные.
И перебрала неожиданно с количеством.
И тут же в астрал вышла гипотетически.
Где встретилась ей монастыря настоятельница
И давай настаивать неадекватно так как будто бы заядлая пьяница.
И присоединилась к ней Прасковьюшка в созидании негодном .
И явилась им настойка в качестве и количестве своем иллюзорном.
И испили они ее трижды
И воспели воедино : ИШЬ ТЫ!!!
А телескоп золотогривневый рублевый
Интересно показывал им мажорного управдома,
Вялую тушку мертвого зяблика,
И три живописных небесных кораблика.