Политический мазохизм

Но все же, все же, где разгадка истины,
Которую никак не можем выстрадать.
Бежит от нас, по мере приближения,
И эфемерна, будто наваждение.

Какое наваждение упорное,
Что мы, пока, единые, соборные.
Какое утверждение облыжное,
Что мы на быстрый рост малоподвижные.

Что, мол, сильны, лишь, задними потугами,
И на планете нашей, словно, пугало,
Что пребываем в вековой прострации,
И не готовы жить в цивилизации.

Ах, как же мы сейчас не уважаемы,
Ах, как неподрожаемо внушаемы,
Нам врут в глаза – мы слушаем и слушаем,
Лапшу на уши вешают – мы кушаем,

Смешит кривое зеркало – мы хлопаем,
Пугают коммунистами – мы топаем.
Все чаще в церковь ходим, богу молимся,
За крепкими решетками хоронимся,

Бандитов уважаем, но ругаемся,
Советы вспоминаем и не каемся.
Приноровились, свыклись, вжились в зыбкое,
В жестокий мир с приклеенной улыбкою.

Покорны, как объезженные лошади»
«Да ты все врешь», я слышу с Красной площади.