Прелюдия

Я снова теряю ratio. Я опять
две двойки слагаю, и получаю пять.
И Серафим за шкапом тихонько шепчет:
"Время, назад!", - и время воротит вспять.

Вопреки всем законам поведение тени
автономно от тела, и дрогнувшие колени
продолжают дрожать, как потревоженный студень.
И жизнь практически не отличима от жизни растений.

Здесь разбитое время, оставшееся за углом,
стремится к нулю, списывается на лом
в трущобы прошедших дней, виляющих перед грядущим,
проезжающем мимо в автомобиле с бронированным стеклом.

И когорты литер, идущих на абордаж
белых листов, выстраиваются в коллаж
замусоленных мыслей. И то, что случится после
рассудят только бумага и карандаш.

не очень. Опять

не очень. Опять хочется разобрать стихо на части. Не задело, то есть

очень

очень понравилось.

спасибо

спасибо