Президент

Глава I. Ельцин.

Собирался в отставку причинную
Президент государства российского,
Растревожив народы починами
Перестройки – с громадными рисками.

Воспеваемый трубами медными,
Принимал процедуры не водные.
Слабаки в окружении бедные,
Зачислялись легко в неугодные.

Запевал, разогревшись, «Дубинушку»,
Превращаясь в заправского ухаря;
Замолкал, остановленный думушкой,
Подперевшись ладонями пахаря.

Россияне любили народного
От души и по сердцу избранника,
Естества непростого природного
Не хулили и жили без паники.

По-широкому правил, по-Ельцински,
Дирижировал будто оркестрами.
Не порчил защитников хельсинских,
Не пугал олигархов арестами.

Разорвал на миру с коммунистами,
Но остался во многом из прошлого.
И пошёл на войну с террористами,
Не пугаясь поклёпа истошного.

И характером брал в наступлении,
Побивая рассудком сумятицу,
В каждодневном хотя устроении
И четверг проживая по пятнице

Расходились расчёты в политике
С алгоритмом, построенным Западом,
По которому их аналитики
Нарекли Федерацию за'кутом.

И народы ждала независимость –
По закону, без Стенькиной вольницы,
При котором гуляет завистливость
И за борт попадают наложницы.

Но на мысли и дело у первого
Однозначного не было ракурса,
Удивлял разговорными «перлами»,
Не считал при общении градуса.

И от предков как плоть пуповинная,
Накопитель грехов генетических,
Очищался в канун разговения
Перед богом в вопросах этических.

Подружился вовсю с олигархами,
На богатство смотрел с вдохновением,
И постройку помпезными арками
Эстетическим числил строением.

И грозил неизбежными рельсами,
На которые ляжет за честное;
А министрам – высокими креслами –
За дела и слова неуместные.

Но носил забубённую голову.
И сидели правители сиднями.
И отмашку ускорил по логову,
Не считаясь с путчистскими жизнями.

Полюбился дурман самовластия –
Рассчитался за это болезнями.
А больных принимают балластами,
До конца ко всему бесполезными.

Оставался как будто бы лидером,
Передав к исполнению функции,
Торговал политическим ливером,
Разделяя на граммы и унции.

Ошибался в контролинге качества
И в подборе своих исполнителей,
Обессилил в капканах стукачества
И в ловушках соседних правителей.

Не страдая боязнями разными,
Поступая по нажитой мудрости:
«Не осилить препятствие фразами»
Отречение вы'носил с радостью.

По-сибирски Борис Николаевич,
Без прихлопов и возгласов: «Эврика!»
Государство, как Пётр Алексеевич,
Отдавал по наследству преемнику.

Подобрал современного, сильного
И к тому же премьера правительства,
Молодого, красивого, стильного
Человека без чванства правителя.

Получил претендент предложение
Заменить президента до выборов,
А работы своей продолжение
Подтвердить результатами лидера.

Не терзала при этом бессонница –
Однозначное принял решение.
И приснилась при листьях смоковница,
Предвещавшая власти свершения.

И поклялся, во имя Отечества,
В умножение хлеба насущного,
Не позорить и имя, и отчество
Перед образом Господа Сущего.

Бэ Эн Ельцин под ночь новогоднюю
По вещанию с помощью спутника
Рассекретил надежду народную –
Президента Владимира Путина.

***

Глава II. Владимиры Земли русской.

На Руси выделялись Владимиры.
Имена сохранились в истории –
Из варягов – по Герарду Миллеру,
Летописца «норманнской теории».

Карамзин и Погодин – учёные
Подтвердили норманнское первенство
Прародителей шведов с датчанами
В устроении княжества первого.

Ломоносов вычёркивал викингов
Из науки о пламенной древности.
Ну а висы романтиков – конунгов
Не считал исторической ценностью.

На сегодня главенствует мнение,
Что процессы развития общества
Не зависят от рода и племени,
От фамилии, имени-отчества.

Возбуждают движения личности,
Корректируя ход объективности,
С искажённой в веках идентичностью
Отражают периоды вечности.

Упомянем Владимира Древнего.
Новгородская ведает летопись
Родословную княжества первого.
Начинается с Славена рукопись,

Говорит о потомке владетельном,
О Вандале с обширной околицей,
Об Авинде, жене благодетельной,
О их детях, с Владимиром в троице.

У Владимира этого – Древнего –
Унаследовал звание княжеское
Гостомысл – новгородский старейшина
И потомок колена десятого.

И привиделся мужу угодному
Удивительный сон, как знамение:
Из дочернего чрева огромное
Вырастает с плодами растение,

Покрывает разлаписто Новгород,
Накрывает пространства и жителей...
Мудрецы разгадали как новое –
От Умилы – потомство правителей.

Угадали. Наследника Рюрика
Родила новгородская женщина.
И, возможно, с корнями от рериков
По раскладам виде'ния вещего.

Не узнать достоверных фактических
Изначальных корней родословия
В документах, трудах исторических
Сохраняются эти условия.

От наследника Рюрика – Игоря –
И жены его – Ольги прославленной –
Обрели управителя Киева
Святослава, великого воина.

Святослав породил от наложницы
Новгородского князя Владимира.
И Владимир славянские божества
Уничтожил за Бога единого.

Окрестил киевлян в православие,
Города и селения русские.
В управление ввёл полноправие,
Расширяя династия узкие.

И Владимиром Красное Солнышко
Отразился в народных сказаниях,
Лучезарным до самого донышка
И апостолом равным по званию.

От Святого крестителя наследника
Ярослава, в истиории – Мудрого,
От которого следовал Всеволод,
Мономаха родитель Владимира.

Мономах выступил реформатором,
Относился к народу с почтением
И, не будучи громким оратором,
Написал для детей «Поучения».

Мономаху являлся праправнуком
Александр, уничтоживший полчища
Во главе новгородских соратников
На Неве и в Ледовом побоище.

А от Невского вышел в праправнуки
Куликовский Владимир Андреевич,
Получивший «Донского» по правилам,
Как прославленный Дмитрий Иванович.

Закрепилось и «Храбрый» прозвание
За бесстрашие Войска Засадного.
И ни разу не выронил знамени
Древнерусского воинства славного.

На Владимире Храбром – от Рюрика –
Затуманилось солнце Владимиров.
Не по рангу в раскладах историка
И Владимиры были Романовы.

Навсегда имена благозвучные
Сохранятся в божественной вечности.
И Владимиры, личности штучные,
Повторятся в витках бесконечности.

А Владимир Ульянов, как мумия,
Остаётся, без признака явного,
Для одних – воплощением гения,
Для других – порождением дьявола.

И не знала Россия Владимиров
До премьерства Владимира Путина,
До его президентства и выборов,
До возврата понятия – Родина.

Появился по замыслу времени
Как гарант возрождения нации.
Как «владеющий миром», по имени,
Заслужил на века коронации.

***

Глава III. Путин.

В девяностые годы двадцатого
Непростого столетия кратного
В Ленинграде наметились знаковые
Для истории Родины факторы.

Анатолий Собчак от знакомого
Услыхал о Владимире Путине,
Пригласил в кабинеты укромные
В Ленсовет, озадаченный пунктами

Безопасности – личной и адресной;
И сосватал на должность помощника.
Офицер безопасности кадровый
Оказался в рядах перестройщиков.

Засветила карьера в политике.
И со временем стал заместителем.
И легко, без подножек и критики,
Проходил коридоры элитные.

Переехал в Москву на служение.
А Собчак провалился на выборах
И его же вчера окружение
Уголовку состряпало с выгодой.

Демократа ждало заключение.
Помогло же Решение Путина –
Отослал Собчака на лечение
За границу, приставив попутчика.

«не предаст», утвердились во мнении
В аппарате ослабшего Ельцина
И поставили в список преемников
Президента с далёкими целями.

Подыграли и факторы прочие
В покорении пика правления.
Получил претендент полномочия
По заслугам и с долей везения.

Унаследовал области нищие,
Россиян изведённых инфляцией;
И чеченские банды зловещие,
И подростков в бреду ингаляции,

Нисходящую резко рождаемость,
Восходящую линию смертности,
Олигархов, охваченных жадностью
И чиновников в благостной лености.

Получил ослабевшую армию
С «дедовщиной» и списанной техникой,
С подконтрольными кланам структурами,
С рядовой пораженческой тактикой.

И пенять не удумал на зеркало,
Не рубил виноватые головы
И не сделал виновников зеками,
Не повысил на прошлое голоса.

Но дубина в руках государственных,
Обещал, заработает некогда –
Шантажистов и выродков нравственных
Отмолотит по самое некуда.

Объявил о борьбе с террористами
С установкой, по праву заступника,
Уничтожив сплошными зачистками
И на месте любого преступника.

Переделал расклады бюджетные,
Пощипал отчисления львиные,
Продавил финансистов прожектами
На большие дела «Тополиные».

И заверил, что руки российские
Не скрутить европейскими хватами.
У народа великая миссия –
Суверенными быть демократами.

Президент успокоил инвесторов.
В «Дэйли Мэйл», выходящей в Британии,
Президенство рассмотрено вестерном:
Человек приезжает в окраину

И наводит порядок у жителей,
А, закончив дела трудоёмкие,
Уезжает в седле победителем
Под «ура» и приветсвия громкие.

И по форме сюжет привлекательный,
И по смыслу подходит к реалиям –
Восьмилетний период блистательный
Обеспечил России регалии:

Нерушимую частную собственность,
Упреждающий рост экономики,
Губернаторской власти ответственность,
ВэВэПэ в восходящей динамике,

Оборонные мускулы Родины,
Долгожданную всеми рождаемость,
Подконтрольные средства природные,
Социальную власти напрвленность,

По его напрвляющим тезисам
Разработаны планы развития
Современных надстройки и базиса –
Руководство в работе правительства.

По модели Владимира Путина
Преумножится комплексно качество
Бытия, по традиции трудного,
Народится богатое общество.

Укрепится и целостность нации –
До любого посёлка заштатного.
Преуспеет страна в конкуренции
С достижением вала двукратного.

От прироста в торговле, строительстве,
Инвестициях, связи и транспорте
Капиталы направит правительство
В регионы с большими пространствами.

В регионах поселятся русские
С зарубежными в прошлом прописками.
Родовые счета материнские
Увеличат рождаемость низкую.

Языку же, по рангу четвёртому
В скрупулёзном ООНовском табеле,
Достаётся по праву почётному
Отразить всероссийскую фабулу.

Продолжается схватка с коррупцией,
Породившей бессилие бедности;
Не растёт бесконтрольно инфляция –
Индикатор шкалы безопасности.

Президент принимает ответственность
За преемственность новой политики.
И из этой причины, как следствие,
Появилось решение личное.

Не являясь чиновником партии,
Не являясь её вдохновителем,
Президент, как копьё демократии,
Засверкал во главе победителей.

И «Единой России» избранники
Ключевой инструмент креативности
Образуют в законном парламенте,
Заработают с большей активностью.

И присмотрят за властью с преемником,
Не допустят ошибок в политике,
Победят оппонентов в полемике,
Не стесняясь ошибок и критики.

Россияне не мыслят без Путина
Воплощения Путинских замыслов.
ВВП, как сигналы от спутника,
Возвещают божественный промысел.

***

Глава IV. Разговор на улице.

Критикуете Путина, клоуны?
Не позволю, хоть вышел на пенсию.
Позабыли прилавки нулёвые
И сырочки, покрытые плесенью?

Я-то помню, как морщили носики,
Услыхав конференцию Путина,
На которой бабахнул о м'очиве
Террористов в сортирах – преступников

И когда на вопрос с подковырками,
Что рисунки на яйцах пасхальные
Президентскими светятся ликами,
Отмочил, что не видел охальников.

Не довольны сегодняшним, нытики?
Не по вкусу порядок, устроенность?
Не по силам хоромы гранитные?
Задолбала же ваша раздвоенность.

Разрешите сказать, уважаемый.
Почему выступаете с грубостью?
Не чванливые мы и не жадные –
И не лезьте с непрошенной глупостью.

За порядок – спасибо, за собственность –
Повторяю поклоны народные.
И люблю президентскую собранность,
И достоинства, в общем, природные

Восхищаюсь масштабом влияния
Устоявшейся в мире политики.
А внутри – послабее деяния,
Говорят между тем аналитики.

Да и правда – не купишь ни капельки
Из одежды и обуви лишнего.
На еду оставалось бы, батенька.
Да на водку. Прости меня грешого.

Мужики и прекрасные дамочки!
Отслужил я порядочно Родине –
На гражданку пришёл с домочадцами,
Поселился в домишке – уродине,

Перешедшем жене от родителей –
Ни воды, ни сортира пригодного.
Из комиссий различных радетели
Не видали там «вассера голого».

Докатился до ручки с нервишками
И заглядывать кинулся в горлышко,
Но однажды с друзьями – братишками
Увидали ожившее солнышко –

Получил я квартиру по правилам
В новостройке с лучистыми утрами.
И прошу у Всевышнего здравия
Президенту Владимиру Путину.

Пацаны! Прикололись тусовщики.
А прикинуть – понты с прибамбасами.
Замутили за жизнь, подстраховщики,
Зажигают пещерными баснями.

На крайняк бы прикинули разницу
От совковой житухи и нынешней.
Натрепать бы им старые задницы
За расклад, что такие вот нытики.

Верняком, накосячили к старости
И погнали финтить в оправдание
И талдычат советские малости
Бесконечно, как пилят «Страдание».

Приколитесь на компики классные,
На авто', новостройки с наделами,
На программы и планы прекрасные...
Чуваки, похиляли за герлами.

В бизнесмены я вышел по бедности.
С челноков начинал, без хозяина.
Зарывался, бывало, из вредности,
Но отдал до копейки по за'емам.

Торговала в рядах благоверная,
Но однажды ушла к уголовнику –
Половину нажитого, верную,
Унесла дорогому любовнику.

Выбивался в крутые по-божески –
Не стрелял, не задумывал подлостей.
Доходя до душевной убогости,
Принимался раздаривать подати.

Почему голосую за Путина?
На потом оставляет он личное –
А иначе не вышло бы путного
Ничего. И другое – привычнее.

Разобрали по косточкам Путина?
Но не слышите голоса нашего –
Не суметь бы и Гришке Распутину
Завладеть половинками вашими.

Обожаю, не правда ли, женщины? –
Президентскую страсть убеждения
По-живому, без всякой казёнщины.
И походку, как символ сражения.

Безупречны костюмы и галстуки,
И одежда проста повседневная.
Очевидно, любитель гимнастики –
Мускулистость его – офигенная.

И не надо бы бабам пособия
На рождение малых нахлебников –
Воспитать мужика бы подобного –
Наплодят молодухи наследников.

***