Произведения на разную тематику

Слепой монах влачил свое существованье,
Вдали от всех свое он принял покаянье.
Чистым умом, молитвами спасался он,
Пока один его не потревожил сон.
Он беден был, за пышность мог попасться в ад,
Старый плащ да кот, тем лишь и был богат.
Весь день молитвами он в келье провожал,
Из рук своих он библию и в ночь не отпускал.

И вот уж ночь, Вольтер ложится спать,
Молитвенник как прежде он ложит на кровать.
Потухли свечи, тьма накрыла старый дом,
лишь слышно было как в дали начался гром.

Сам Малок то к келье тихо приближался,
Посыльный дьявола, он ночи ждал и наконец дождался.
В виденье старца Малок мигом превратился,
Вольтера он соблазнять во сне пустился.

Святому снится он в рясе и стоит один,
Пред ним великий вырос град Ерусалим.
И малок тут в обличье высших сил,
Себе он положенье в церкви получил.
Вольтер не знает меры счастья своему,
Он архиепископу учеником стал самому.
Ослеп святой от этих скорых благ,
Он Малоку теперь цепной смиренный раб.
и рад старик теперь заданью своему,
он рубит дерево, что дьявол указал ему.
и ставит крест, старается, почувствовав кураж,
И малок рядом, ходит словно важный паж.
Готов уж крест, епископ хвалит старика,
И просит в ночь прийти к утесу дурака.
Вольтер уходит, радостный бредет домой,
Но на пути он вдруг встречается с толпой.
Ведет охрана грязного и драного чернягу,
Босого, чуть не голого бродягу.
Да это вор поди ж, наш взглядом брезгует святой,
Зараза на земле, такому только голову долой.
Но все же, как не странно, он решает посмотреть,
Куда ведут того разбойника на смерть.
Идет он в замок, за несмылкаемой толпой,
Где и нашел беседу с чернью городской.
В сыром подвале на грязи сидел рванец,
Но что за взгляд, осанка?... вот подлец!
Он и пред смертью не хочет знать вины,
И сразу видно, что он прихвост сатаны.
"Ты кто таков, что смертный сделал ты?"
Вольтер взглянул на грязну челядь с высоты.
"Иисус" смирен и тих ответил тот,
И взор монаха дрогнул, вышел было пот...
"Иисус?" чуть еле слышно молвил он,
"Иисус?" крик келью огласил как звон.
"Да как ты смеешь дрянь, называть себя святым?"
Ударив бедолагу, дверь с грохотом закрыл за ним.
Он шел, стоял и молча злился,
не мог забыть никак, того, что там томился.
И взвесив все решил пойти он к страже,
Она его вела, она мне все и скажет.
"Кто тот что арестован был за раб?
За что? когда назначен последний по нему набат?"
Те двое дружно только лишь вздохнули,
И краткий свой рассказ неспешно затянули...
"Иисусом звать, за что?... кто ж знает...
Понтий Пилат один судьбу решает...
А казнь сегодня темной ночью будет,
Еще одним рванцом к утру убудет"
"Иисус?" Вольтер теперь уж еле дышит...
"Где он?" ответа он уже не слышит.
Бежит стремглав в тому утесу он,
Где к ночи темной ждал его Мамон.
Он видит крест стоит свой на скале,
Иисус распят и люд стоит без дел везде.
К нему Мамон подходит улыбаясь сзади,
И тихо тихо шепчет, руку гладит...

"Ну, ну, сарик... Не кайся нам,
что сдесь идет ты сделал только сам,
Ты не успел исправить зло,
что от тебя же и пришло.
Отныне знаешь ты судьбу,
Куда бы не пришел, оттуда я уйду.
Ты не успеешь всем сказать,
Что час пришел им умирать"

Вольтер вскочил, он весь до ног в поту,
И книгу он ищет ощупью в бреду.
Но вот в конец очнулся ото сна
Взглянул на руки, порвана она.
Вскочив с постели сразу, он бежит во двор,
"Не может быть!" дрожит все больше взор.
И губы тихо тихо все твердят "это не сон",
В тот самый миг настал армагеддон.

Простите за

Простите за возможную ересь по отношении к истории.... но ведь это сон.