Пустыня

Я шла босиком по горящей дороге,
И ветер трепал мои волосы.
Как будто стоя на пороге,
Летела скорбь моя голосом.
Без устали глядя вперед и вдаль
В глазах отражалась немая печаль.
Ноги мои, устав, не шли,
Боясь потерять остатки сил.
Вокруг была степь, сожженная степь,
И пепел сквозил поземкой.
А солнце тогда перестало греть,
Лишь сжигая живое в потемках.
С обочин дороги навстречу мне скалились
Головы павших тут.
Беззубыми ртами склабились,
Как будто зовя беду.
Ни чистого света не было,
Ни пресного ветра сгустков.
Одно лишь красное небо плыло,
Переливаясь оттенками бурого.
Дышать невозможно, в горле комок,
В воздухе запах тлена.
Господи, Боже! Зачем ты помог
Выжить сбежавшей из плена?
И вот я в пустыне горящей,
Назад не смотреть, а в настоящем
Надежды на сущее нет.
Зачем мне идти? Не знаю ответ.
Там, в далеке, силуэт туманный
Тает в мареве мутном.
Бессысленно ждать небесной манны
С неба тяжелого, ртутного.
Это топь самая гиблая,
Но без той страшной жижи болотной.
Отделяясь от мира точкой единой,
Погружаясь в лоно смерти холодной.