Реквием по любви

По фильму Такеши Кетано «Куклы»

Реквием по любви

Я вижу рыб в пруду и сад
Осенний и прекрасный.
Я вижу рай.

Эпизод судьбы 1

Где реки алые текут
И погружают сон в блаженство,
Там ангелы нас ждут,
Они хранят нас с детства.
Лишь подчиненьем чьей-то воли
Мы губим счастья путь,
Когда посетуем поступкам соли,
Ничто обратно не вернуть…

Тамир. Он вырос в скромном доме,
Был мил собой. Закончил колледж –
Мечтанья родичей своих,
И должность гордую освоил,
Любил он девушку - Ан?с.

Работа – вся надежда мамы –
Была в округе лишь одна.
Был ей хозяин, - дочь была,
И дочь была увлечена
Парнишкой скромным –
Тамиром – подданным отца.

Тамир любил Анис
Той преданной и чистою любовью,
Что превращает бурю в бриз
И щемит грудь отчаянною болью.
Любви такой история давно не знала,
Сердца их бились как одно,
Пред ними небо трепетало,…
Все лишь судьбой предрешено…

Мать и отец хотели видеть сына
Зятем президента фирмы их,
Войдя однажды в оный мир,
Чтоб жизнь под старость им светила.

О, Люди, презренен мир ваш,
Ужель Господь страдал за вас,
Чтоб вы никчемны были?!
Корысть и алчность вашу веру губят,
Вы как песчинки мелкой пыли, -
Вас по скоплению лишь судят.
И все из пыли в грязь
В дожде готовы превратиться.

Условие родителей просто –
Быть проклятым семьей
Или повиноваться воле их…

И мыслей вихрь взметнулся в голове,
Что делать? Милая Анис!!
Я должен долг отдать семье!
Какой ужасный роковой сюрприз.
Что ж, Тамир,
Судьба заставила принять его тебе…

В красивой церкви все с цветами
Ждут церемонии венчанья.
Друзья стоят в недоумении, -
Лицо Тамира как в затмении…
А дочка босса мерьет платье,
Отец не знает больше счастья.
Отец не знает, что несчастье
Как отраженье зеркала судьбы
Подобралось вплотную к ним!

Черный ход.
Неприглашенные друзья стоят,
И служащий зовет: «Тамир!
Друзья лишь новость сообщат»,
Что сделал этот … мир: … -
«Анис, не выдержав разлуки,
Решила с жизнью расквитаться,
Гася в себе седые муки,
Яд выпить постаралась».

Тамир, в машину резво сев,
Не видя мира своего,
Завел мотор, и, двигатель взревев,
К Анис унес его.

Два дня она в больнице,
И незнакомы ей родные лица,
Лишь капля на стене
да бабочка в окне
Немного привлекут внимание к себе.
Уж двое суток у окна
Анис сидит, потупя взор,
Без пищи, без воды, без сна…
Бог вынес приговор…
Врачи смогли ее спасти,
Немало сил ушло, труда.
Где можно разум обрести?...
Анис покинул разум навсегда.
Рой мыслей, красок, звуков,
Все перемешалось, все лишь мука,
Картина страшная в глазах стоит,
Ужель когда она заговорит.
Вихрь голосов,
Злых, добрых слов,
И хочется кричать, бежать
И танцевать. Со смертью.
И смерть как ангела она мол?т
Забрать, забрать, забрать
К себе иль в никуда,
Ведь все болит,
И стонет нестерпимой мукою
душа.

Зашел в палату человек,
Он ощутил всемирную тоску
И имя, данное на век
Не нужно стало ни ему,
Ни ей и никому.
Понял. Чего не мог всю жизнь понять…
И голос клятвенного эха
Как ветер будет догонять,
Терзать, ломать и проклинать
Души покинутого сына.
Отныне больше не узнать
В том молодце Тамира.
Он душу продал,
Проклял свет,
Песчинкой стал в душе своей.
И отраженье глубины
Сквозь тысячи зеркал
Остатка голоса вины
Его на веки наказало.
В душе сознанья нет,
Сознанье верит в свет,
Священный дал обет
Нести в себе и тьму и свет.
Все понарошку или нет,
Где правда грани?
О, Боже, дай ответ,
Прими его слезами!

Забрал Анис, уехал прочь,
Она сидела недвижимо,
Молился день, молился ночь
И вот картина:
Она по-прежнему мрачна.
И слезам нет предела,
И кровь уже не горячит,
Стена надежды вдруг осела,
И не жива душа, нет больше сил.

Ушел из дома,
Взял все сбереженья,
Решил не возвращаться.
Напился рома – жаль,
Не спасет от угнетенья.
Но вылечить Анис поклялся.

Как же унять те ноты,
Что душу разрывают?
И вырвать душу
сейчас захочешь,
Но разве так бывает?
Тамир! Ты хочешь истину узреть?
Куда, зачем идешь?
Глаза устали все смотреть,
Чего теперь от жизни ждешь?
О, Господи, найдешь ли ты прощенья,
За жизнь его, души затменье,
За мысли страшные, за позу,
Которую он принял?
Кричит свою он прозу
За то, что видел.

Все деньги кончились.
Осень наступила.
И ураганы мыслей понеслись.
Все в мире стало вдруг уныло.
Отель для них закрыт,
Путь их в никуда,
Теперь у них бродяжий быт,
Он взял свой крест
И с ним он навсегда.
Дождь, холодно и серый мир,
Мост, шалаш под ним нелепый,
И близ возлюбленной Тамир
Сидит, накрывшийся газетой.
Ночь длинна.
Он не спит.
Анис уснула.
Он сон ее хранит.
И стал Тамир бояться спать,
Ведь только веки он прикроет,
Как тут несчастье сердце тронет:
Анис уходит в никуда –
Случается опять беда.
И ходят нищие любви,
Одной веревкой связаны они
Вкруг талии своей,
Известный способ на земле.
И в поле васильковое зайдут,
Там утра света подождут,
И моря шум, присядут на песок,
Бел стал Тамира волосок.
Анис как прежде все молчит,
Бред в голове и разум спит,
Вот листья падают с деревьев,
Как скоро год продолжится затменье.
И вот идут к горе они,
Гора высока и снежна,
Идут по разумению души,
Ей все равно, - она больна.
Высоко в склоне есть огонь,
Котедж для отдыха стоит,
Метель и снег приносят боль,
И дом знаком и что-то душу бередит.
И вспомнил он,
Как в этой хижине просторной
Дарил он ей кольцо
Перед друзьями, в знак помолвки.
И, к дому подойдя,
Он вспомнил счастья времена:
Секунды жил боготворя,
Мерцанья звезд в ее глазах,
Томленье нежных уст
И грациозность страстных рук,
Нежнейшие слова на свете
И клятвы данные на веки.

И обернувшись на Анис,
Увидел вытянутую руку,
Кольцо на ней,
И по щеке катилась вниз
Слеза воспоминаний
вынесшая муку.
И в первый раз увидел он
Улыбку милой, дорогой,
И вновь обнялись как тогда –
Лишь начиналась их судьба.
Теперь возможно в мир идти,
Земное счастье обрести,
Гора и снег, несчастья – прочь,
Надежда в силе им помочь.

Шли по горе. Упали.
Скала. Обрыв. И дерево горизонтально.
Повисли оба чрез веревку.
Над пропастью. Судьба.
Веревка натянулась навсегда…

Ильин Николай
Осень 2004г – весна 2005г

в

п