Романтическая поездка за город

Губернатор Корней Пугачев мчался на Мерседесе с любовницей Диной Канделаки на одну из своих пяти загородных вилл, которая так и называлась: Вилла Любви. Даже жена об этом знала, но помалкивала. У неё тоже такая была. Да и любовники. Бывает. Время такое…
За ним ехала машина сопровождения – милицейская «десятка» с проблесковым маячком и сиреной. Ну ехал и ехал. Ничто человеческое и губернатору не чуждо. Ехал он со скоростью 180 км. в час. А впереди – велосипедист, телипающийся по обочине. И так тот испугался со свистом пролетевшего мимо губернаторского «мерса», да еще рева сирены српровождения, что засуетился и слетел с обочины в кювет. Упал и сильно ударился жопой.
Губернатор был сколь любвеобилен, столь и добр. Через 200 метров он приказал водителю остановиться и сдать назад. То же сделала и сопровождавшая его милицейская «десятка»
Вот они поравнялись с велосипедистом. А тот уже вылез на дорогу и стоит, потирая ушибленную жопу. Велосипед, вроде не пострадал. В общем, нет предмета для разбирательства. Но Пугачев вышел, извинился, дал пару сотен долларов на лечение жопы, раскланялся. Все таки, потенциальный избиратель – дело было накануне выборов. И собрался продолжать путь.
Но у нас же демократия!
Ушибленный узнал губернатора (телевизор он не смотрел, а газеты иногда покупал для заворачивания рыбы, на них и увидел морду главы края).
В общем, грамотный потерпевший попался. Решил воспользоваться правами человека.
«Э, постой началник. А протокол?» - и кивает на сопровождающих гаишников. «Ты мене сбил, ПеДД нарушил, да? Отвечай по закону. Што мине твои две сотни, да? Ты мой транспортный средство повредил – гляди началник, восьмерка на переднем калесе. Эта, оплати ремонт по протоколу, я права знаю, у мине асага есть, да?» Все это он выпалил в один момент, даже сам не понял.
Пугачев огорчился. «Плохие люди в моем крае, подумал он, а вслух сказал:
«Ты сам понял, что набуровил, чёрный?»
Тут и лейтенант Кириенко из сопровождающих подошел:
«Так, лицо кавказской национальности. Покажите регистрацию»
И ушибленный (фамилия его была Басаев ибн Хаттаб) подает паспорт, а сам внимательно разглядывает Дину Канделаки – она как раз из машины губернатора вылезла проветриться.
«Э, началник, эта не твой жена. Эта другой женщин. Не карашо, а еще галава края»
«А это не твое дело, чёрный», процедил уже не огорченный а раздраженный губернатор Пугачев. А Канделаки нырк в «мерс» и затаилась там.
Эта, што ты все чёрный да чёрный. Расист, да? Я газет пойду, ящик пойду, тибя не выберут, да?»
А тут и от ТВ машина подъехала и от местной газеты – они от информатора узнали о воскресном выезде губернатора. За двести баксов каждое СМИ.
Такса такая. Желтые, что с них возьмешь. И сразу к черному Басаеву ибн Хаттабу:
«Вас сбил губернатор? Как это случилось? На вас оказывают давление?»
Тут лейтенант кивнул своим подчиненным - с ним было два сержанта -
и те оттёрли желтые СМИ от Хаттаба ибн Басаева (какая разница). Оттеснили на время. И лейтенант им вплотную занялся:
«Так, гражданин Басаев ибн Хаттаб. Паспорт – липовый. Год выдачи не просматривается. Сейчас я вызову опергруппу и вы проедете с ними для выяснения личности. Сдается мне, вы теракт готовили»
А что? Имеет право. Обстановка на юге сложная. Мало ли кто перед тобой – Басаев или Хаттаб. Оба, кстати, в розыске.
Тут у велосипедиста и жопа перестала болеть.
«Э, началник, какой год? Паспорт чистый. Зачем опера, договоримся и я дальше ехал, да?» И ловко так в паспорт губернаторские двести баксов всунул. Лейтенант Кириенко ещё немного полистал паспорт, деньги незаметно перекочевали в его карман.
«Продолжайте движение, товарищ Басаев. И поосторожнее, техника все таки, хоть и велосипед. И паспорт выправите. Желтые СМИ бросились к Хаттабу, но он так закрутил педалями, что они быстро отстали.
Тогда они к лейтенанту и давай претензии высказывать(он-то и был тем самым информатором)
«Лейтенант, мы тебе четыреста баксов заплатили. А где жареные факты?»
«А я вам их обещал? Я вам сообщил где и когда будет проезжать губернатор
На свою виллу? Сообщил! Все по честному. А жареное вы уж сами приготовьте, не новички чай» и расплылся в обезоруживающей улыбке.
«Но скажи хоть, кто эта особа с Пугачевым?» Силуэт Канделаки проглядывал сквозь тонировку.
«Жена!», отрезал Кириенко, влез в «десятку и дал команду трогаться.
Так лейтенант из воздуха сделал (заработал) шестьсот долларов. А что тут скажешь? Демократия!
«Куплю любовнице сапоги», подумал он, как Леня Голубков в известной рекламе, сопровождая губернатора на Виллу Любви.
Лейтенант, кстати, тоже ехал с любовницей. Только она не высовывалась.
Еще бы, пообщайся с органами с её.
А террорист Хаттаб (это был он) ехал и думал: «Уфф, еле отделался. Шайтан этот Басаев, плохой документ дал, надо обратно пятьсот баксов забрать.
Чуть дело не сорвалось»
Какое дело? Это уже совсем другая история.