Серый ветер гоняет листву.

Серый ветер гоняет листву.
На плите улыбаются лица.
Осень вновь захватила Москву.
Вы со мною забыли проститься.…

Однажды, в високосный год,
На разных полюсах Москвы
Осуществя то, что задумал Бог
Души две, были рождены.

В одном конце большой столицы.
Рожден был сын, кому-то брат.
И ни урод, и ни тупица.
Чему был сам безмерно рад.

Он рос хорошим, только трудным.
Был вредный, но безмерно добрый
Порою даже был занудным.
В своем упрямстве очень гордый.

Частенько в школе любил драться,
За правду спорил до конца.
Мог отступить, но не сломаться.
Всегда все говорил в глаза.

Был очень вспыльчивый порою.
Со злости мог и накричать.
Но никогда обидой злою
Ни на кого не мог страдать.

Он спорт любил, играл в хоккей.
Летом, на роликах катался.
Был одинок в кругу друзей.
Всем очень быстро насыщался.

Менял так часто увлеченья,
Носки так часто не меняют.
Почти всегда против течения,
По жизни плыл, сопротивляясь.

Почти всегда, чего хотел.
Умел он в жизни добиваться.
Он как никто другой, умел.
Один раз, навсегда, прощаться.

Был очень сильно не терпим.
Он к людям, были, что слабее.
Порой себя превозносил.
Осознавая, что он их сильнее.

Но, повзрослев понять сумеет.
И примет, очень много нового
По жизни, становясь мудрее.
Поймет, без белого нет черного.

А на другом конце Москвы
Девчонка рождена была.
На радость матери своей.
Красоткой в этот мир пришла.

Росла малютка та в любви.
Ведь самой аленькой была
Она среди своей семьи,
Чем пользовалась иногда.

Училась в школе хорошо,
Буянить сильно не любила.
Любила приносить добро.
Свою улыбку всем дарила.

Была спокойной, не кричала.
Всегда приветлива, мила.
Как белый лебедь у причала.
Летит, расправив два крыла.

Заворожить своей походкой
Могла любого мальчугана.
Их опьяняла хлеще водки.
И лишь себе принадлежала.

Ее учили, любимою быть,
Словно куклу ее одевали.
Но она научилась любить.
А любовь приносит страданье.

Но страданьем стала сильнее,
Знала в жизни, чего опасаться.
Взрослее становилась умнее.
И всегда умела стараться.

Доводила всегда до конца
То за что, однажды бралась.
Была упрямей любого тельца.
Пару раз, даже с кем то дралась.

Была очень сильно брезглива
Не предстало ангелу пачкаться.
Иногда обжигала крапивой.
А потом могла потешаться.

Они встретились вроде случайно.
Не заметив сразу друг друга.
Он толкнул ее, вроде нечаянно.
А ведь все так и было задумано.

Встреча та, предрешенной была.
Бог давно скрестил эти души.
Он влюбился, влюбилась она.
Они оба влюбились по уши.

Он дарил каждый миг только ей
А она так ждала вновь мгновенье.
Когда он позвонит снова в дверь.
Они оба ценили доверие.

Он дарил ей цветы и подарки.
Она дарила ему, всю себя.
Они словно в игру “Догонялки”
В любви не теряли ни дня.

Они свадьбу сыграли мгновенно,
Не опомнились даже друзья.
Ведь они только вот, повстречались,
А теперь уже муж и жена.

Они оба, каждый раз просыпаясь.
С наслажденьем смотрели в глаза.
Каждый раз, все сильней упиваясь,
Они сладкой истомой экстаза.

Для них время неслось словно ветер.
Не хватало им его никогда.
Он почти не успел попросить,
А она ему дочь родила.

И слилось, наконец, воедино.
Все то чувство ее и его.
То чем оба они дорожили.
То, что им надлежало судьбой.

На вторую годовщину их свадьбы,
Полетели они отдыхать,
А ребенка оставили с мамой.
То есть бабушке решили отдать.

Две недели в далеком Париже.
Каждый день как будто последний.
Становились они только ближе.
Не теряя мельчайших мгновений.

И в небо поднимется лайнер,
Понесет их обратно в Москву.
Как обычно усядутся с краю.
Не мешать, чтоб ни кому.

Ведь они, все время целуясь.
Поражают для зависти мысли.
Когда смотрят друг друга, любуясь,
Когда дарят себя без корысти.

И целуясь, услышат о том.
Что их лайнер падает в море.
Что случилось, что то с крылом.
Что, похоже, застало их горе.

Люди в панике, друг другу хамят.
Кто то сильно в истерике бьется.
А они очень тихо, рядом сидят.
Лишь слеза по щеке ее льется.

Она льется лишь от того.
Что их дочь, осталась одна.
Что их дочь не узнает теперь.
Как ее любила она.

И в секунду последнюю жизни
Он сумеет сказать ей – Люблю,
Но она не успеет ответить.
Он, услышит одно только – Лю…

Серый ветер гоняет листву.
На кресте улыбаются лица,
Осень вновь захватила Москву.
- Вы со мною забыли простится.

Скажет дочь над могилою их.
Что сквозь годы, взрослою стала.
- Вы всегда были рядом со мной.
Я люблю вас Папа и Мама.