Шаман

«-Я любил вас-вы отвечали мне рычанием волков. Я добывал для вас мясо-вы молча пожирали его. Я приказывал кострам пылать ярче,согревая вас,вы отталкивали меня от костров. Я выводил вас и ваших оленей из топи болот,говорил слово за вас Духам-вы лишь роптали. Теперь я ухожу. Белому Поморнику не место в стае шакалов. Я все сказал.»
-Он устало обвел взглядом их лица. Сейчас все племя было здесь,сидело возле большого костра,переваривая только что съеденное ими сырое мясо и выпитую горячую оленью кровь. На их плоских,желтых,словно лакированных лицах весело играли отблески пламени. Тридцать пар узких,черных глаз светились сытой ленью.Они не слушали пламенную и полную горького отчаяния речь Белого Поморника. Охота была сегодня удачной. Они ели Мясо. Сытому всегда скучно слушать тоскливые крики птицы,рвущиеся из самого ее сердца. Многие давно спали,опьянев от тепла и пищи. Белый Поморник пытался взглянуть в их глаза, увидеть в них хоть каплю внимания к его слову. Но они были сегодня сыты. А когда человек сыт-он глух и нем,ему не до речей. Его разум спит. Белый Поморник отвернулся от них,и посмотрел на запад. Пурга вила вихри совсем рядом, ни ледяных торосов,не черной каймы свинцовых вод Баренцева Моря,сквозь этот снежный,колючий туман не было видно…На мгновение,ему даже стало жаль людей. Он точно знает,что они погибнут без него. Кто пригонит им по весне косяк серебряных лососей, кто запретит хозяевам тундры-белым медведям разорять чумы,и уносить маленьких детей? Кто найдет им траву,способную вылечить их истекающие кровью десна,по весне,в пору когда все племя воет,и теряет зубы?Кто…Да. Теперь им суждено погибнуть-неважно как-с голоду или от ветра,приносящего с востока черную хворь-но виноваты они сами. Племя без шамана-мертвое племя,оно как человек,у которого из груди вырвали сердце. Вроде и голова цела,и руки,а он ни говорить,ни действовать не может.Костер разгорался все ярче. Белый Поморник развел его в яме,вырытой в глубоком снегу,и сидел перед ним скорчившись,пристально,немигая глядя в оранжевое пламя.Метель выла над его головой,как воет мать-волчица, когда хищные птицы заклюют волчат. Костер вспыхивал,особенно ярко,когда Белый Поморник подливал в него ворвань(жир тюленя) –любимое лакомство Большого Огня.Медленно,вначале мутно,а затем все четче в пламени начинали проступать тени предков.Одни из них были страшными,другие смотрели безразлично,как смотрят глупые,большеглазые бельки,ползая по берегу,третьи были защитниками и излучали силу и добро.Вот выплыла старуха в кожаных торбасах и малице,с коричневым,морщинистым как глина лицом. Белый Поморник не сразу узнал ее. Потом вспомнил . Это была его мать. Женщины стареют быстро. Сегодня ты видишь девушку с гладкой .лоснящейся кожей,и блестящими,живыми глазами,сегодня согревает она тебя жаром своего гибкого,послушного тела,а по утру просыпаешься-над чумами воет метель ,а на оленьей шкуре,подле потухшего очага сидит старуха,и из бесцветных,провалившихся глаз ее,капают нескончаемые старые слезы,на остывшие камни….Сорок весен назад,его впервые приветствовал жар очага,и над его головой начался вой метели. Только Белый Поморник не слышал ни крика,ни тепла очага не ощущал. Он был рожден за две луны до срока,даже пальцы на его руках и ногах были еще сросшимися. Старый шаман посоветовал положить его в медвежьи внутренности,обернуть шкурой,и держать у очага. И по прошествии двух лун,настал срок,и из свертка над очагом раздался первый истошный крик. Когда его услышал старый шаман,он вошел в чум родителей Белого Поморника и произнес: «Этот голос поведет племя Синих Песцов после моего ухода. Я воспитаю из него шамана»Детство его было обычным –он научился метко стрелять,рыбачить,рос здоровым,и любящим верховодить.Но когда ему от роду стало семь весен,пришел дряхлый шаман. С того дня,он жил у шамана,который учил его всему-распознавать голоса зверей и птиц,останавливать бурю. Когда шаман ушел к кострам предков, Белый Поморник встал на его место….Он на мгновение отвел глаза от костра, и сунул руку за пазуху. Там у него лежало Чудо-данное-белыми богами. Он поднес руку к пламени и разжал ее. На ладони лежал коробок спичек. Правда,спичка там была всего одна,но это был предмет гордости Белого Поморника. Он подбросил коробок в воздух. Прошлой весной,на остров прибыли Боги с Большой Земли. Они были непохожи на самоедов-кожа их была странно-белая,лица были узкими,с выпученными глазами,и большими носами. Эти боги ходили по острову,хотели говорить с племенем,но племя их не понимало. Однажды Белый Поморник видел охоту белых богов. Бог поднял палку,и олень стоявший на сопке,рухнул мертвым.Белый Поморник подбежал к нему,осмотрел тушу. Крови вытекло совсем немного, и никаких стрел в туше не торчало. А белые боги смеялись,показывая удивленному и испуганному шаману длинную железную палку и маленький удлиненный кусочек металла,который один из богов выковырял ножом из тела оленя. Так Белый Поморник впервые увидел Смерть-поражающую-на расстоянии.Потом и у него появилась такая чудесная палка. Он выменял ее у богов на собольи шкуры. С палкой стало удобнее бить медведей и нерп,всплывавших на свист. Но однажды кусочки металла,которыми он кормил «волшебную палку» закончились, и пользы от приобретения стало мало-разве что посох в дороге..Так за что же племя так возненавидело его? За то лишь,что он был сильнее их,мудрее их,за то что за время его власти духовной,не ьыло эпидемий и голода? Люди племени подобны песцам-они весной сжирают все яйца,отложенные птицами на берегу,а зимой многие подыхают с голода,по причине отсутствия молодых птиц-желанной и легкой добычи…Теперь они погибнут. Ладно,их жалеть не стоит. Они сами избрали свой путь,и должны пройти его до конца… Буря усилилась. В ее вое шаман ясно слышал угрозу-несомненно,буря несла с собой черную хворь,смерти детей,голод…Шаман знал-это месть за их неблагодарность. Буря шла все дальше и дальше,завывая уже над чумами племени. Шаман неожиданно легко вскочил,выхватил из кожаного мешка бубен,обтянутый шкурой священного оленя. Через мгновеие,он уже приплясывал вокруг костра,и вьюга несла прямо в уши Духам ритмичные удары бубна и голос шамана,выкрикивающий:»Сжальтесь над племенем моим! Пронеси Синий Песец черную хворь мимо детей своих! Не дай злому духу вселиться в их дома и сердца!»Бубен гремел все громче и громче,оглушая пургу,и метался,словно подстреленная птица между молчаливыми торосами Барецева моря,затухая у самой кромки черной воды.