short stories)))

посоветовали сюда выкладывать свои произведения)) больше шансов на критику нарваться)) ну в общем пока 4 рассказа. Они еще на форуме продублированы. Хронологически - в обратном порядке)) всем спасибо))

Быть первым. Это честь конечно. Но при этом так страшно… Только еще более страшно умирать. Мне немного осталось, и я жутко боюсь не проснуться. Каждую ночь засыпаю с одной только мыслью: «Проснуться. Нужно проснуться утром. И тогда ждать останется совсем чуть-чуть».

Наконец мне позвонили. Голос на том конце провода сказал: «Мы готовы к дупликации». Ну вот. Это первый шаг. Если я его сделаю, обратного пути уже не будет. Натягиваю пальто, с трудом сгибаюсь, чтобы завязать шнурки на ботинках. Медленно, опираясь на трость, ковыляю до лифта. Спускаюсь. Машина уже ждет меня внизу.

- Сегодня у вас большой день, - говорит Федор, мой водитель уже десять лет.

- Да уж, - я тяжело вздыхаю.

Машина трогается и, не торопясь, катится по оживленным улицам. Из окна автомобиля я наблюдаю за дневной жизнью города. Сияющие в лучах солнца небоскребы и спортивные автомобили. Окна душных офисов и прохладных кафе. Люди, миллионы людей. Некоторых из них я даже знаю. Интересно, как они отреагируют, если эксперимент удастся? Поудивляются немного и сделают вид, что все нормально. Люди часто таким образом скрывают свои чувства. За свои семьдесят лет я это хорошо усвоил.

Здание больницы. Машина останавливается у самого входа. Меня уже встречают два человека в белых халатах. Они проводят меня по белым коридорам, попутно рассказывая, как важно для науки, медицины да и всего человечества мое смелое решение. Я улыбаюсь в ответ, но умом-то понимаю, что это решение вовсе не смелое. Наоборот. Мной руководит только страх. Наверное, я глупый человек, если в семьдесят лет боюсь смерти…

В кабинете меня встречает приветливой улыбкой еще один техник в белоснежном халате. Он невысокого роста, еще ниже меня, небрит и носит очки. Именно он руководит всей операцией. Представившись, рассказывает мне о предстоящей процедуре.

- Мы подключим вас к паре сотен проводков. А потом вы уснете. Спать вы будете долго, несколько дней скорее всего. В это время мы скопируем ваше сознание, вашу память…

- В общем, мою душу, - перебил я его.

- Что? А, ну, да, можно и так сказать. Скопируем ее на специальный носитель. Затем в уже подготовленное тело, которое мы вырастили из образцов ваших тканей (вам его показывали), мы перенесем всю информацию, что содержалась в вашем мозге. Вы снова будете жить. С теми же знаниями, ощущениями, воспоминаниями, только в более молодом теле.

Я все это уже знал, но все равно с трудом представлял себе такую технологию. Каждый раз, когда выслушивал подобное, становилось еще страшнее. И я уже не понимал, чего хочу больше – жить или умереть, как все нормальные люди.

- А если что-то пойдет не так?

- Что, например?

- Ну, - я и правда не знал что могло пойти не так, - если вы например случайно сотрете или потеряете мою душу…

Низенький человек в очках посмеялся.

- Это решительно невозможно. Мы не дилетанты. Знаем свое дело. Скопированное сознание может храниться в течение недели, так что времени для работы у нас предостаточно. Скорее всего, уже послезавтра вы не узнаете себя в зеркале.

Я разделся, лег на кушетку. Закрыл глаза. Старался ни о чем не думать. Вообще выбросить из головы все мысли. Я чувствовал, как ко мне – к вискам, лбу, макушке, затылку - один за одни подключают какие-то провода. Их и правда было около двух сотен.

Вот теперь страх ушел. Было уже все равно. Будь что будет.

Захотелось спать. Сон наваливался, силился меня поглотить, разжевать, переварить и выпустить наружу совсем в другом виде. Я сопротивлялся его сжимающимся челюстям, но меня ненадолго хватило. Я уснул.

Открыл глаза. Дышать… дышать стало легче. Почувствовал, как к горлу подступает ком. Сердце забилось быстрее. Зеркало. Пусть кто-нибудь даст мне зеркало. Эти слова, я, кажется, кричал, необычайно легко вскочив с кровати. Кричал другим голосом, сильным и молодым. Не моим.

Ко мне кричащему подошел тот самый человек в очках. Что-то говорил, я не слышал что. Я и своих криков не слышал. И не видел ничего почти. Не соображал. Подбежали еще двое человек, усадили меня в мягкое кресло. Я, наверное, продолжал дергаться, вырываться и, захлебываясь, что-то кричать, потому что в чувство меня привел только сильный удар по щеке.

- Дыши глубоко. Дыши. Вдох. Выдох. Вдох…

Я закрыл глаза, сосредоточился на дыхании. Не открывая глаз, я спросил:

- Что со мной? Все нормально? Я это я?

- Прошу успокойтесь, - произнес голос по ту сторону темноты закрытых глаз, - Вам необходимо будет пройти курс реабилитации. Поработать с психологом.

- Зачем? Просто дайте мне зеркало. Я уже спокоен. Хочу просто взглянуть на себя молодого. Хочу порадоваться.

- Дело в том… Вам пока лучше не смотреть на себя.

- Почему? – Я сбился со счета вдохов-выдохов. Открыл глаза.

- Я пока не могу сказать вам…

- Почему, мать твою!!! – изо рта брызнула слюна, я снова стал извиваться, словно червь, биться в истерике.

- Для вашего же блага…

- Зеркало мне! - я рванулся изо всех сил, которых в этом молодом теле было в избытке, отбросил санитаров и кинулся к выходу. Пустой коридор, пара дверных проемов и, наконец, зеркало на стене. Я останавливаюсь. Сзади нарастает топот – это за мной погоня. Прочь нерешительность!

Зеркало на тысячи осколков.

Вопль, не человеческий, не звериный. Так души, сгорая, вопят в аду.

Меня окружают, поднимают на ноги.

- Да, это была ужасная ошибка… послушайте! Да послушайте вы! Мы… тело, которое мы вырастили, оно… было испорчено. Что-то случилось с морозильником, мы не знаем… Нам пришлось, понимаете, пришлось взять другое тело. Это же просто другое лицо, послушайте вы, просто другое лицо! Вы это вы. Никто не отнял у вас самого себя…

Я не слушал его. Я пытался вырваться из цепких лап санитаров и убежать. Это ужасное лицо, оно отражалось в осколках зеркала на полу, в глазах людей вокруг меня. Резкое движение ногой, и несколько осколков летят прямо в санитаров. Пары секунд замешательства мне с лихвой хватает, чтобы бросится к выходу.

Я бегу, бегу сам не знаю куда. Погоня… не знаю. Может быть и есть, только я от нее оторвался так, что уже не догнать. Ливень. Ровный свет фонарей и разноцветные неоновые вывески. Ночной город умывается ливнем и моими слезами, которые мешаются с водой на моем лице и, попадая в рот, заставляют давиться, кашлять и иногда все же останавливаться, чтобы перевести дыхание. Когда останавливаюсь, я вижу свое отражение в лужах. Кричу и снова бегу.

Неизвестно как, но я оказался у своего дома. Наверное, инстинктивно бежал к нему. Код на двери, я его помню.

Темные комнаты. Черные силуэты мебели. Вспышки молнии за окном. Угол… я сажусь в угол, обхватываю колени. Я дрожу. Надеюсь, что от холода. Эти руки, эти ноги. Это проклятое лицо. Я… это я? Не знаю. Как я могу сказать, что я это я. Кто может мне точно сказать, что я не совершенно другой человек. Воспоминания… если их можно так легко скопировать на какое-то там устройство, кто даст гарантии, что они мои?

Телевизор напротив, в противоположном углу. Его черный экран отражает меня. Я смотрю на это отражение с минуту, и дрожь становится уже невыносимой. Крича, я подбегаю к телевизору, поднимаю его над головой и со всей силы бросаю в стену.

Зеркало на стене, я лишь краем глаза замечаю его. Я хватаю стул и бью им отражающую поверхность. Осколки сыплются на пол.

Ваза. Мое (мое ли?) искаженное отражении в ней. Ее полет в сторону стены сопровождался разрывающим глотку ревом.

Прихожая, там есть еще зеркало. Ванная. Спальня. Вся квартира усыпана осколками стекла. Голос мой сорвался, но я продолжаю издавать какие могу звуки. Я ползу. Руки, колени, все в крови. В ладони впиваются мелкие частички зеркал, режут кожу. Я плачу, пытаюсь вытереть слезы, и стекло забивается в глаза. Я вытираю это чужое лицо, и на нем остаются кровавые разводы. Хрип, только слабый хрип вырывается из моей глотки.

- Кричи, - пытаюсь произнести я, - кричи громче.

Но не могу кричать. Из глаз на пол начинает капать кровь. Только бы закричать, стало бы легче. В отчаянии я сгребаю в руку мелкие осколки и запихиваю их в рот. Пытаюсь пережевывать. Падаю на бок. Я уже ничего не вижу.

И снова это ощущение. Сон смыкает свои челюсти. Я уже не сдерживаю их. Я прошу их сомкнуться скорее.

ошибочка,

ошибочка, похоже была.
Недоконца скопировалось. Или у меня у одного так было?
ну вот теперь все вроде норм))

Интересно!:-))

-Это просто другое лицо
Ничего,Вы обвыкнитесь скоро!
Я бегу от врачей-подлецов
И плевать мне на их уговоры!

По пути бью гримасы зеркал
Их осколки,как тысячи лезвий...
Вдруг я понял...Себя не узнал
Потому,что сегодня я трезвый!