Сиамские сердца

мы обязательно встретимся, слышишь меня,
прости.
там, куда я ухожу –
весна.
(c)дельфин

Мы заберем записки о прошлом, своды нехитрых правил;
Кольца, ремни, чтобы скручивать ими души – уже чужие –
Если мы сволочи, друг мой, то навсегда святые
Проще махнуть на Голгофу, чем рассказать, что я в тебе оставил.
Мне не нужны слова – я умею молча.
Легче уйти, чем признаться, что страшно вместе:
Нет ничего больнее спонтанной мести –
Были сердца кошачьи, а стали – волчьи.
…В сумку с твоей одеждой я положу свой крестик.

Саша,

до мурашек. И до полного бессловесного уважения. Это, наверное, Ваша шестая вещь за сегодня. У меня, ей Богу, закончились слова.
Давайте я лучше Вас процитирую - из того, что оставило рубцы:
"Если мы сволочи, друг мой, то навсегда святые
Проще махнуть на Голгофу, чем рассказать, что я в тебе оставил."

"Легче уйти, чем признаться, что страшно вместе"

"Были сердца кошачьи, а стали – волчьи."

"В сумку с твоей одеждой я положу свой крестик."