Silencium-II

Устала молчать, разбросала листы на диване.
Пусть книги волнение моё в теплоту обратят.
Уйти в глубь страниц и забыть, и не думать заранее
О том, как по жилам твоим разбегается яд.

Но я не хочу повлиять на твои преступленья,
Хотя и стараюсь хоть чем-то помочь преступить.
Остаться? Уйти навсегда? Набираться терпения?
Сейчас же – молчать, не настаивать, не говорить.

А вечером снова - «по графику» - мысли о чуде,
И утром привычно прощаюсь я с тенью твоей,
А днём мы с тобой – неохотно-свободные люди,
И молимся на пораженье своих костылей.

С душой на ладони, наполнясь твоею надеждой,
Я ощупью, смирно-бунтуя, вслепую бегу.
Замёрзли все окна, но что-то меня всё же держит
На страшном и нежно-солёном твоём берегу.

Я вру о свободе, но мне это необходимо,
Чтоб нас не слепила прохлада стального окна.
А время всё так же спокойно и неумолимо
Вверяет беспечности наши с тобой имена.

Молчать, и молчать, и молчать... Это будет несложно
В моей изначально рискованной глупой игре
На всё и ничто, на возможно и неосторожно,
В привычно-отчаянном, дерзки-шальном декабре.

09.12.2007