Сильнее смерти и разлуки

Пролог.

Я постучала в большую резную дверь. Открыла молоденькая девушка.
- Могу я поговорить с сеньорой де ла Рок?
- Да, конечно. Проходите.
Я вошла в дом и увидела со вкусом обставленные апартаменты. Утренние лучи солнца плясали на стёклах и многочисленных зеркалах. Мы прошли в большой зал с камином. На диване сидела приятная женщина, на вид лет сорока пяти с большими красивыми глазами и что-то читала. Её красивые тёмные волосы были собраны в тугую толстую косу. Я сразу поняла, что это мать Мигеля – я увидела в ней такие знакомые и родные черты.
- Здравствуйте! Я Маргарита де ла Рок. Рада видеть Вас в моём доме. Что привело Вас ко мне?
- Здравствуйте, сеньора, я – Марианна…
- Марианна… - И тут огонёк понимания озарил её красивое лицо. – Да, Мигель говорил о тебе! Присаживайся, дорогая, что же ты стоишь!? – Она подошла ко мне, и с такой искренней добротой и любовью обняла меня, что я не смогла удержаться от нахлынувших слез. – А где же мой сын?
- Сеньора, понимаете… - давилась я своими слезами. – Он погиб.
- Как? – ее лицо приняло выражение, которое я не в состоянии даже передать…
- Защищая меня… - Я, наконец, разрыдалась. – Это все моя вина…
- Дорогая, не вини себя. Видно, такова была воля Божья. – Я чувствовала, что она вот-вот сдастся своим эмоциям. – Я уверена, он умер достойно, тем более, если он защищал тебя.
- Да, - я попыталась успокоиться. – Но ребенок, которого я ношу под сердцем…
- Милая, у вас с моим сыном будет ребенок?
- Да.
- Ты будешь моей второй дочерью. Мы переживем потерю Мигеля, и будем рады, когда родится его ребенок. – Я поразилась духовной силе и мужестве этой женщины. - И его сестра Мария приезжает через два дня.
- Мигель никогда не говорил мне о том, что у него есть сестра…
- О, да… И она чем-то похожа на тебя, Марианна. Ещё у него есть три брата: Эстебан, Алехандро и Диего.
- Спасибо Вам, сеньора, я бесконечно рада, что обрела семью… Отец пил, и забил мать до смерти, когда мне было всего пять, и меня подобрал ужасный человек…
- Милая, я все понимаю. – Она снова обняла меня. Теперь плакали мы обе, ища утешение друг в друге. – Теперь все позади, дочка, теперь ты дома…
- Спасибо, – повторила я, и почувствовала, что у меня на душе стало намного легче и теплее.
- Марианна, дочка, расскажи мне о вас с Мигелем.

Часть 1.

Впервые мы встретились с ней три года назад в Париже на выставке драгоценностей. Все известнейшие ювелиры Европы представили зрителям свои коллекции украшений. На презентации каждая женщина могла примерить и в течение вечера носить понравившееся колье или кольца. Естественно, на показе было множество агентов Интерпола, я тоже был там…
- Мигель, дружище, как давно я тебя не видел! – Услышал я голос Фрэнка Мортимера, своего старого приятеля. – Где ты пропадал?
- Здравствуй, Фрэнк! – Улыбнулся я. – Я был в Хорватии по делам, о которых я, как ты понимаешь, не могу тебе рассказать. – Мы взяли по бокалу шампанского и пошли на балкон. Ночи в Париже летом тёмные и удивительно звёздные. Люблю смотреть на звёздное небо, я так засмотрелся, что не обращал внимания на задумавшегося друга, пока он не вырвал меня из мира грёз.
- В Хорватии, говоришь… - он взглянул на меня, - это не тогда ли взяли, наконец, Стефана Каровски? Того самого хакера, как там его, «крашера»?
- Всё-то ты знаешь, - усмехнулся я.
- А как же? – Усмехнулся он, - Ну, ты уже начальник отдела?
- Нет, Фрэнк, мне предлагали этот пост, но я отказался. Не хочу заниматься бумажной волокитой, мне больше по душе работа в поле.
- Просто ты ещё молод и горяч, Мигель, а вот я бы на твоём месте точно не отказался.
Мы замолчали. Как раз в этот момент на балкон вышла девушка. Она была в красном вечернем платье с открытой спиной, которое выгодно подчёркивало плюсы её стройной фигуры, изящную шею украшало колье стоимостью около двух-трёх миллионов евро, шикарные русые волосы водопадом стекали по её плечам, серьги с изумрудами подчёркивали её изумительные зелёные глаза, минимум косметики придавал ей своеобразную невинность и обаяние. Она улыбнулась, тряхнула головой и встала чуть дальше, опёршись на парапет и осматривая ночной город. Мы с Фрэнком ещё немного постояли, а я всё это время не мог отвести взгляда от незнакомки. Друг понимающе усмехнулся и, хлопнув меня по плечу, ушёл. Я последовал за ним, но теперь мне было как-то скучно, и вскоре я вернулся обратно на балкон. Прекрасная незнакомка всё ещё была там.
- Добрый вечер! Почему такая очаровательная девушка, как Вы, скучает в одиночестве на балконе? – С улыбкой поинтересовался я.
- Знаете…
- Мигель де ла Рок. Но называйте меня просто Мигель.
- Знаете, Мигель, - она улыбнулась, - просто надоело уже ловить на себе сальные мужские взгляды.
- Ну почему же сальные? Не сальные, а восхищённые, восхищённые Вашей красотой!
- Спасибо.
- Позвольте узнать Ваше имя или у ангелов нет имён?
- Изабелла Луазье.
-У Вас очень красивое имя и оно Вам подходит. Вы, наверное, француженка? – Поклонился я.
-Да. – Улыбнулась она.
Мы проговорили ещё около часа обо всём и ни о чём: о погоде, о культуре, политике, драгоценностях. Изабелла оказалась очень умной и эрудированной девушкой, не лишённой, к тому же, чувства юмора. Я не ожидал встретить в её лице столь приятную собеседницу. Она нравилась мне всё больше и больше.
Мы вернулись к остальным гостям, но Изабелла владела моими мыслями на протяжении всего вечера. Когда всё закончилось, я попытался найти её и пригласить, например, на ужин, но она словно растворилась в толпе. Я понял, что влюбился.
Какое-то смутное чувство, называйте его профессиональным чутьём, если хотите, заставило меня задержаться в машине подольше. Я не ошибся: едва погасли все огни, как из дома напротив выстрелили дротиком в тот самый балкончик, с которого я сегодня любовался звёздами. Человек в чёрном быстро пролетел расстояние между домами по тросу и скрылся внутри. Прикинув этаж, я бросился на противоположную сторону улицы, чтоб взять вора с поличным. Спустя десять минут, был на месте, а ещё минут через пять вернулся грабитель. Он отвязал трос, вошёл в комнату и со вздохом облегчения бросил тяжёлый с виду мешочек на кровать. В этот момент я напал. Мы покатились по полу. Подмяв противника под себя, я с удивлением понял, что мне противостоит девушка. А как только была сорвана маска, на меня уставились зелёные глаза Изабеллы. Я был шокирован, она, кажется, тоже.
Напряжение вечера и предыдущих дней дало о себе знать, и я не особо понимая, что делаю, поцеловал её в губы. Я был безмерно удивлён, когда она ответила на поцелуй. Эта ночь была сладким безумием, погружением в бездну ласки и нежности. Мы были в небесах, не желая возвращаться на грешную землю – ведь там мы по разные стороны баррикад. Но всё хорошее имеет одно паршивое свойство – заканчиваться, закончилась и эта ночь и под утро мы забылись во сне.
Я проснулся к обеду. Её, естественно, уже не было. Простыни пахли её духами. Я поднёс их к лицу, снова вдыхая её аромат и стараясь сохранить его в памяти. Рядом с кроватью стоял столик с подносом, на котором был стакан апельсинового сока и пара тостов. Рядом лежала записка, написанная ровным красивым почерком:
“Доброе утро, Мигель! Прости, что не дождалась, но у меня самолёт. Целую. И. ”.
Я упустил её. Я позволил ей скрыться, но в тот момент, мне было плевать на всё, поэтому я прошёлся по квартире, убрал следы произошедшего тут ночью, затёр отпечатки и вышел, притворив дверь. Я надеялся, что когда-нибудь вновь встречу её…

Вторую встречу судьба подарила нам на Кипре полтора года назад. Я как раз взял отпуск и собрался хорошо отдохнуть. Я люблю историю и поэтому не отказал себе в удовольствии зайти на приехавшую выставку исторических ценностей, посвящённую китайской династии Мин. Жемчужиной коллекции были церемониальные драгоценности Императора: в отдельном зале была воспроизведена обстановка дворца Императора Поднебесной, а на дальней стороне комнаты была выполнена восковая фигура Императора на троне. Я долго любовался безупречной красотой, запечатленной в металле мастерами сотни лет назад.
В комнате я был один, но вдруг краем глаза заметил движение и почувствовал странно знакомый запах. Я развернулся и увидел девушку. Это было как вспышка, инсайд.
Я вспомнил Париж. Изабелла! В её зелёных глазах я увидел узнавание, и она попыталась скрыться, но я уже был рядом:
- Buenos Dias, Изабелла! Рад снова тебя видеть!
- Здравствуй, Мигель… - Замялась она.
- Ты надолго здесь?
- Не знаю, может, ещё на недельку.
- Тогда позволь пригласить тебя на ужин.
И, не давая ей возможности отказаться, я повёл её к своей машине. Мы отправились в ресторан на морском берегу и чудесно провели вечер, который плавно перетёк в ещё более чудесную ночь. Когда мы, устав уже, лежали рядом, я сказал ей:
- Не ходи туда, mi Corazon.
- Куда? – Она сделала вид, что не поняла о чём речь.
- Не отпирайся, ты прекрасно поняла меня. Так вот. Не ходи туда, Изабелла! Радикальное движение “Свободный ислам” готовит здесь теракт, и Интерпол знает об этом. За музеем наблюдают двадцать четыре часа в сутки, причём, людей втрое больше, чем обычно. Ты не уйдёшь оттуда. И не получится замаскировать ограбление под террористический акт.
Она удивлённо вскинула на меня свои удивительные глаза, а я пристально посмотрел на неё.
- Да, я знаю, что не должен тебе говорить, но я не хочу тебя потерять. Пожалуйста, скажи мне, что ты туда не пойдёшь. Я должен это услышать.
- Хорошо, Мигель, я не пойду туда. – Улыбнулась она.
На следующее утро она не ушла.
Месяц отпуска стал сказкой, сказкой без конца. Мы не расставались не на миг. Порой мне даже казалось, что это сон, но, просыпаясь рядом с ней, я вновь и вновь убеждался, что всё происходящее – реальность. Никогда ещё я не был так счастлив, но за день до моего отъезда она исчезла так же внезапно, как и появилась.
Но, сбежав, Изабелла забрала моё сердце с собой. Похоже, эта девица никогда не уезжает, не взяв чего-нибудь на память…

Третья встреча произошла полгода назад в Праге. Я выслеживал серийного убийцу, недавно объявленного в международный розыск. Джон Эндерс по прозвищу “Скальпель” имел одну довольно любопытную особенность: он убивал ТОЛЬКО семьи. Семьи, в которых было не менее двух детей.
Однажды вечером я шёл к себе на квартиру по довольно тёмной и безлюдной улице. Что-то у стены привлекло моё внимание. Я подошёл поближе и увидел, что это человек, истекающий кровью. Наклонившись, я с безмерным удивлением узнал в человеке Изабеллу, подхватил её на руки и отнёс в машину. Я завел её и, включив сирену, поехал вперёд, наплевав на правила дорожного движения. Вскоре мы были уже в больнице. По дороге она бредила, порывалась куда-то идти и звала меня. Я сдал её с рук на руки врачам, оплатил экстренную операцию и остался ждать в больнице. Увидев выходящего из операционной врача, рванулся навстречу.
-Здравствуйте, я доктор Эванс. Кто она Вам?
- Мигель де ла Рок. Она моя невеста. Что с ней, доктор?!
- Теперь всё будет хорошо. К счастью, внутренние органы не повреждены, а кровопотерю мы восстановили. К утру она должна придти в себя. А что с ней произошло?
- Нас пытались ограбить на улице. Вы позволите мне остаться с ней?
- Хорошо. Вы можете остаться, но помните, что ей сейчас нельзя волноваться.
- Спасибо, док.
Так я остался с ней до того, как она пришла в себя. Изабелла была очень удивлена, когда увидела меня и огромный букет цветов рядом со своей койкой. Она рассказала мне, что очередной заказчик решил избавиться от исполнителя, не желая отдавать за полотно одного известного художника оговоренную сумму, заодно, решив спрятать концы в воду.
Над ней поработал человек, по прозвищу Скальпель, которому, по словам заказчика, он дал какое-то прикрытие от властей в Чехии. Заказчик захотел, чтоб наёмница умерла “как бродяжка в подворотне”, поэтому её не добили, а вывезли подальше и бросили умирать на какой-то грязной улице.
Надо ли говорить, что Скальпель был убит “при попытке скрыться от сотрудника Интерпола”? Дело было закрыто. Перед отъездом я зашёл к ней в больницу, чтоб попрощаться. И впервые увидел грусть расставания в её пронзительных зелёных глазах.
- Я люблю тебя. – Вдруг, ни с того, ни с сего, сказал я.
- Я знаю. – Слабо улыбнулась она.
- Поехали со мной?..

* * *

Большой Босс позвонил мне и сказал, что нашел для меня работенку. В Париже организовывалась выставка драгоценностей, в которой принимали участие самые знаменитые ювелиры Европы. Он так же сказал, что там будут такие известные светские личности, как Стейси Гринджерс, Макс Прауд, Поль Рише, Мишель де Лате, которые готовы потратить кругленькую сумму на заказы драгоценностей.
Моей целью были колье и серьги «Жемчужина Востока» - самые дорогие украшения в истории выставки.
- Марианна, - заканчивал свою напутственную речь Большой Босс, - помни, что надо быть предельно внимательной и осторожной.
- Все будет в порядке, Би Би, - шутливо ответила ему я и бросила трубку.
Большой Босс был уже стар и одинок. Он нашел меня, сбежавшую из дома и дрожащую от холода на улице, и привел к себе. Он научил меня великому искусству воровства, передал все свои тайны и секреты. Он холил и лелеял меня, как дочку, а я уважала его и слушалась как отца… Даже не представляю. Что с ним будет, если со мной что-то случится…
К моему прибытию номер в пятизвездочном отеле был уже забронирован. До начала выставки оставалось всего несколько часов, и мне ничего не оставалось делать, как принять ванну, привести себя в порядок, и отправиться разведывать обстановку.
Стоило мне только войти в зал, как ко мне тут же было приковано внимание всех мужчин. Я старалась отвечать на их заигрывания легкой кокетливой улыбкой, но чем дольше я находилась в их обществе, тем сложнее мне было это делать. И я, сославшись на головную боль, направилась к балкону. И вдруг увидела его… Темные волосы были красиво уложены, большие глаза, редкого среди испанцев небесно-голубого цвета, завораживали и манили, сильные черты лица выдавали твердость его характера, а милая улыбка очаровывала своим обаянием. Я ощутила, как задремавшие чувства начали потихонечку просыпаться… Я увидела, что он смотрит на меня и улыбнулась ему.
И вдруг он подошел ко мне и завязал разговор.
-Мигель де ла Рок. – представился он.
Мы обсудили в буквальном смысле все: погоду, культуру, последние новости. С ним было так легко, весело и приятно. Что я даже позабыла об истинной цели своего прибытия… Однако, сопротивляясь полностью поглотившим меня эмоциям, мне пришлось улизнуть, пока он искренне приветствовал давно не виденного друга.
Для уверенности я несколько раз проверила план, нет ли людей на улице и расположение охраны внутри здания. Меня смущал лишь черный «Лексус», так некстати появившийся на улице, но, решив не медлить, я выпустила трос, и в мгновение ока оказалась на знакомом балконе. Без особого труда обойдя лазерную систему сигнализации, я взяла неописуемой красоты украшения, положила в черный мешочек, и без промедления вернулась в комнату отеля.
Только успела я бросить этот мешочек на кровать, как на меня напали. Каково же было мое удивление, когда я узнала Мигеля! Его сильные руки пробудили дремавшее во мне желание, и мое сопротивление несколько ослабло. Он сразу же подмял меня под себя и сорвал маску. Я увидела безмерное удивление в его глазах… И неожиданно он с такой страстью припал к моим губам, что я невольно ответила на его поцелуй… Этой сказочной ночью я доверила и отдала ему всю себя, утонув в океане нежности, любви и страсти…
Утром, когда я проснулась, Мигель еще спал. Я тихонько оделась, позавтракала, забрала драгоценности, и оставила ему записку, с надеждой, что больше никогда его не увижу…
Но, улетая домой, я поняла, что оставила с ним частичку себя…

Видно, судьба не пожелала не оправдать моих надежд. Получив новую миссию от Би Би на Кипре, я едва не провалила ее. Моей задачей было похищение церемониальных украшений китайской династии Мин.
Мы встретились с Мигелем в том самом музее, где находилась моя цель, во время изучения мной обстановки…
На выполнение задания мне была дана неделя, но пришлось звонить Би Би, и объяснять ему причины, делающие невозможным похищение сокровищ в столь короткий срок. Я попросила у него отсрочки еще в три недели, и могла спокойно провести время с Мигелем.
Но все-таки в последнюю ночь перед его отъездом мне удалось с блеском выполнить задание, благодаря своему опыту, ловкости и слегка развращенной фантазии, и бесследно исчезнуть…
Пока Мигель спал, я, стараясь не шуметь, поднялась, оделась, спрятала любимый ножик за голенище ботинка, и мой взгляд упал на собственное отражение в зеркале… Внезапно мне в голову пришла ошеломляющая по своей дерзости и безумию идея.…
После долгих поисков я достала из рюкзака скотч, нашла любимые черные туфли на высоком каблуке, достала самую откровенную маечку из всех, которые у меня были, , направилась к музею.
Снаружи охранников не было, и я с наигранной неловкостью вошла внутрь.
- Ты куда, красотка? – услышала я омерзительно-пошлый голос охранника.
- Вызывали? – как можно вульгарнее спросила я. – Малыш, сигаретки не найдется?
Он протянул мне сигарету и зажигалку. Руки у меня слегка дрожали от волнения, и боялась, что они меня выдадут. Я затянулась, и едва сдержала подступивший к горлу с непривычки кашель.
- Вообще-то нет, не вызывал… - неуверенно буркнул он.
- Мне сказали Вам передать, что меня прислал Ваш напарник, чтоб скрасить Вам вечер.
- Ах, Том? – кажется, до него начало доходить. – Вот уважил, старина! Ну, так не стой тут! Пошли в охранку, детка.
- Ну что, раздевайся! – Он окинул меня сальным взглядом.
- Нет, Том сказал, что я должна доставить Вам особое удовольствие! – Я показала ему маску и скотч.
- Я этим никогда не занимался… – Неуверенно протянул он.
- Да чего Вы стесняетесь? – Я пыталась быть как можно распущенней и откровенней. – А может Вам понравится? Откуда Вы знаете?
Я постаралась принять как можно более сексуальную позу. Он подошел ко мне, я достала скотч, и склеила ему руки. – А теперь я заставлю Вас испытывать еще большее удовольствие.
Я заклеила ему рот, примотала к стулу, сказав, что он увидит сейчас нечто незабываемое, и сняла туфли. Его глаза прямо светились от готового сожрать заживо желания. Мне было так смешно наблюдать за ним…
Я надела на лицо маску, зная, что вхожу в поле зрения камер, достала черный мешочек, и сложила туда все нужные мне драгоценности. А он наблюдал за мной, и выл от беспомощности…
- Чао, дорогуша! Надеюсь, эта встреча принесла Вам истинное удовольствие. А туфли оставьте себе на память! Хотя нет, это же вещдоки, я, пожалуй, заберу их с собой, - со смехом выпалила я, и бросилась назад в отель, который, очень кстати находился как раз рядом с музеем…

Сказав мне об очередном ограблении, которое должно было состояться в Праге,
Би Би попросил меня приехать к нему. Я выполнила его просьбу, и перед вылетом из Лондона заглянула к нему.
- Марианна, - начал он. – Я растил и воспитывал тебя не для того, чтобы ты связывалась с легавыми.
- Большой Би, в чем дело? Я не связываюсь с легавыми. А если и делаю это, то только в интересах миссии.
- А с Мигелем де ла Рок ты спала тоже в интересах задания? – Би Би повысил тон на несколько октав. – С кем с кем, но с ним… Ты знаешь, что именно он засадил за решетку Лизу Мак Миллан, Джессику Уотсон, Марка Стара, и многих других известных личностей в наших кругах?
- Би Би, послушай, - я не спала с ним. Да, мы знакомы. Но именно благодаря ему я смогла похитить те китайские драгоценности. Если бы не он, я бы сидела сейчас за решеткой! Он помогает нашим людям, просто сдавать их, его вынуждают обстоятельства! – Я задыхалась от возмущения.
- Хорошо, милая. Марианна, удачи тебе в Праге. Говоря об этом полотне, заказчик обещал тебе большие деньги - 150 тысяч долларов. Прошу тебя, девочка моя, постарайся!
- Я все сделаю, Би Би. - послушно сказала я, и поспешила на самолет.
Как только я оказалась в отеле, мне сразу же позвонили.
- Добрый вечер. Марианна? - в трубке послышался довольно приятный мужской голос.
- Да, это я.
- Вы готовы выполнить свою миссию сегодня?
- Да, - уверенно ответила я.
- Адрес помните?
- Да, - подтвердила я.
- Теперь о сумме. Я заплачу вам 50 штук.
- Но вы обещали 150 тысяч! – От возмущения я подскочила с кровати.
- 75 тысяч и ни центом больше.
- Я отказываюсь выполнять эту миссию, - отрезала я, готовая бросить трубку.
- Стойте, хорошо, будь, по-вашему - хитро вздохнул он, и в трубке послышались частые короткие гудки.
Удивленная, я взгля6нула на часы – пора.
Я с легкостью нашла нужный дом, взломала замок, и вошла. Увидев нужную мне картину, я аккуратно вырезала ее из рамы, свернула и положила в специальную трубку.
Это задание действительно не стоило 150 тысяч баксов…
Выйдя из дома, я увидела довольно знакомое лицо. Приглядевшись, я узнала Скальпеля.
- Привет, дружище! Какими судьбами?
- Крошка, как мне не хочется этого делать… - ехидно, с наигранной жалостью произнес он, - но ты даже не стоишь столько, сколько запросила всего лишь за свою работу… К тому же, мне дадут прикрытие в Чехии, если я это сделаю.
- Что сделаешь?
- Это! - Он бросился ко мне, и я почувствовала страшную резкую боль в области печени.
Я опустила голову, и увидела, торчащую в моём животе рукоять ножа, едва не потеряв сознание от увиденного и жуткой боли…
Скальпель достал телефон и куда-то позвонил. Я услышала разговор:
- Всё готово? Холст у тебя?
- Да, босс.
- Хорошо. Эта маленькая дрянь ещё жива?
- Пока да.
- Я хочу сказать ей пару слов напоследок. Поднеси телефон к её уху. – Скальпель наклонился, и телефон оказался у моего лица. - Вы меня ещё слышите, мисс Грин? Вы хотели слишком многого за столь никчемную работу и теперь не получите ничего! Ты сдохнешь как бродяжка в подворотне!!! Понятно?
Скальпель затащил меня в машину, провез пару кварталов и бросил на дороге. Пока он шел обратно к машине, я вспомнила о метательном ноже за голенищем ботинка, с трудом достала его, и метнула в уходящего прочь мужчину. Мне повезло, что мои руки имеют одно замечательное свойство - они никогда не промахиваются… Но, видимо от обильной кровопотери, рука чуть дрогнула и клинок вонзился ему в плечо, а не в шею.
Скальпель грязно выругался, подошёл ко мне и сказал:
- Тебе повезло, тварь, что хозяин хочет, чтоб ты просто истекла кровью, а не то я бы позабавился с тобой.
Я потеряла сознание…
Очнулась я уже в больнице. К моему несказанному удивлению, я увидела встревоженного Мигеля, сидящего рядом со мной. Я объяснила ему всю ситуацию…
Перед отъездом он зашел, чтобы попрощаться. Меня как раз выписывали, а он предложил мне поехать с ним… Но, к сожалению, мне надо было возвращаться в Лондон – рассказать Би Би о случившемся. Мне пришлось вежливо отказаться, но я дала ему свой телефон, чтобы после завершения наших дел мы могли созвониться и встретиться…

Часть 2.

Изабелла… Я брежу этим именем вот уже три года. Лишь она одна придавала вкус и остроту моей жизни, окрашивала ее в яркие краски... Каждый раз после Праги, уезжая в очередную командировку, я где-то в глубине души, в самом подсознании, надеялся, что встречу её. Я живу одними нашими встречами и порой мы действительно встречались. О, какие же это были чудесные деньки! А потом она вновь и вновь исчезала, и все, что от нее оставалось – это лишь запах. Её запах…
Тогда, в Париже, я оставил на память её записку. Сейчас внезапно у меня возникла мысль пробить её отпечатки пальцев по базе. Экспертиза дала интересные результаты: Марианна Грин. Известная в определённых кругах, неуловимая охотница за драгоценностями и антиквариатом. Её подозревают в по меньшей мере тридцати кражах, но ни одной улики она не оставила.
Значит, Марианна. Хотя, какая разница, как её на самом деле зовут? Я люблю её и этим всё сказано.
- Эй, Мигель, что-то ты совсем сник. Что случилось? – Спросил как всегда, проницательный Фрэнк.
- Не знаю, старина. Тошно мне как-то…
- Э, дружок, да ты наконец-то влюбился! – Засмеялся мой старый друг. Он с момента моего перевода в этот отдел подкалывает меня по этому поводу. Но в этот раз он прав. – Кто же та счастливица, что забрала сердце Счастливчика Мигеля? И вот еще: когда я увижу маленьких де ла Роков?
- Отстань, Фрэнк! Вовсе я не влюбился!
Старый хитрец с прищуром посмотрел на меня и сменил тему. Но я был уверен, что он это так не оставит. Фрэнк ушел, а я остался предаваться своим мыслям.
Я не знаю о ней ничего, но в то же время, знаю о ней ВСЁ. У меня нет даже её фотографии, но она мне и не нужна: я вижу её лицо так чётко, словно она сидит напротив. Не знаю, любит ли она меня или нет на самом деле.
Я взял в руку “паркер” и написал:
Каждый день без тебя – это боль,
Неизбывная светлая грусть.
С небес спуститься соизволь,-
Я буду ждать и я дождусь.

Каждый день без тебя – это страх,
Что навсегда я тебя отпустил,
Что не увижу огонёк в твоих глазах,
Как не увижу и тебя. Прости.

Каждый день без тебя – это бред,
О том, что я давно один,
Что пролетели сотни лет,
Что так и дожил до седин.

Я бы пошёл к тебе навстречу,
Если бы знал, где нынче ты.
Ведь даже время не излечит
Мои безумные мечты…

Чёрт возьми! Я ведь раньше никогда не писал стихов! Фрэнк прав, я действительно влюбился по уши. Только будут ли у нас с ней маленькие де ла Роки?
- Мигель! – Позвала Жанна, наш секретарь, - Зайди к синьору Ариони!
Синьор Ариони - это наш начальник отдела, а эта просьба могла означать только одно: новая командировка и новый шанс вновь встретить её.
- Проходи, располагайся, Счастливчик Мигель, - сказал что-то увлечённо набирающий на компьютере шеф, - одну минуту.
Я сел в безумно удобное кресло и залюбовался видом из окна: Мадрид в лучах заходящего солнца был неописуемо красив.
- Вот бы ей показать! – подумал я.
- Итак. Мигель! – Вырвал меня из мира грёз начальник – в этом конверте собраны все доступные нам материалы по твоему заданию. Его зовут Луиджио Дариоло из семьи Дариоло. Этого голубчика нужно доставить к нам. Отправляйся завтра, Венеция ждёт тебя!
Мои сборы не были долгими. Рано утром я сел в самолёт и через несколько часов уже был на месте. Я взял телефон и по памяти набрал номер, который она дала мне.
- Алло, - ответили на том конце.
- Buenos Dias! Могу я поговорить с сеньоритой Луазье?
- Да, это я… - услышал я после секундного молчания, - Мигель?
- Да. Я очень хочу тебя увидеть. Где ты сейчас?
- Я вылетаю в Венецию.
- Прекрасно! Во сколько прибывает твой самолёт?
- Посадка в 16:30.
- Я буду ждать тебя. До встречи.
- Но как? Ты же в Мадриде!
- Увидишь, mi Corazon!
Я отключился и поехал в отель. У меня ещё четыре часа.
Венеция, пожалуй, самый удивительный город в мире. В нём практически нет улиц, практически везде – каналы, лишь кое-где, на крошечных островках можно найти узенькие крошечные переулочки, а величественные дома и роскошные дворцы поднимаются прямо из воды. Я арендовал на вечер небольшой и уютный ресторанчик с хорошей кухней. Этот город дышал романтикой, как же я мог не последовать зову сердца?
В шестнадцать пятнадцать я стоял в зале ожидания с огромным букетом алых роз. Когда появилась она, весь мир перестал для меня существовать, весь мир, была только она. Она была невообразимо красива: босоножки, лёгкое летнее платье, шляпка и распущенные длинные волосы… Я понял, что идеал всё-таки существует. И он передо мной.
Увидев меня, она, кажется, удивилась, видимо, не ожидала, что я встречу её тут, а не прилечу попозже.
- Здравствуй, Изабелла! Ты сегодня просто бесподобна! Я ошибался, думая, что идеала не существует.
- Здравствуй, Мигель! – улыбнулась она. – Одну минуту. – Она договорилась, что её багаж отвезут к ней в номер, и вернулась ко мне.
- Я готова. Ты уже придумал развлекательную программу?
- Ты была раньше в Венеции?
- Нет.
- Тогда я покажу тебе город…
Я любовался ею, с трудом заставляя себя отвести от неё глаза, но взгляд упорно возвращался к ней. Весь день мы провели в гондоле, а к вечеру, когда уже начали зажигать фонари, я попросил гондольера отвезти нас в ресторан.
Изабелла была очень растрогана и удивлена, что в зале посетителей кроме нас двоих не было, а весь персонал работал только на наш столик. Свечи добавили романтики ужину, а отблески огоньков в бокале с вином придавали ее глазам невообразимо обаятельное и столь манящее сияние…
“Этого не может быть, - подумал я, - это сказка!”
Взглянув на неё, я понял, что она думает примерно о том же.
После ужина нас отвезли в мой отель и я, расплатившись, отпустил гондолу. Сказка на этом не закончилась. Ночь стала бесконечным океаном, океаном тепла и нежности. Я тонул в её бездонных глазах, в её объятиях.
- Мигель, я должна тебе кое-что сказать…
- Я слушаю тебя, mi Corazon.
- На самом деле меня зовут не Изабелла Луазье и я не француженка. Я – Марианна Грин…
- Я знаю. – Я поцеловал её. – И что от этого изменилось? Неужели ты, глупышка, думала, что я буду меньше тебя любить?
- Ты знал??? – Она ткнула меня в бок своим маленьким кулачком, - Так почему же ты по-прежнему называл меня Изабеллой???
- Я ждал, когда ты сама пожелаешь рассказать мне. В конце концов, должна же быть у девушки какая-то тайна?
Следующий день был только нашим. Господи, почему же таких дней выпадает так мало?! Вечером мы снова поехали в тот уютный ресторанчик.
Когда на обратном пути мы пересекали Большой канал, к нашей гондоле пристроились вплотную две яхты. Оттуда выскочили вооружённые люди. Я ничего не успел предпринять и на нас с Марианной направили оружие. Будь я один, я бы рискнул сопротивляться, но я не мог подвергать её опасности.
- Счастливчик Мигель! Какая встреча! – Донёсся голос из правой яхты. – Вот уж не думал, что увижу тебя здесь после того, как ты засадил на двадцать лет моего брата Джованни!
- Синьор Луиджи Дариоло! – Догадался я, - Простите, но не могу ответить тем же на Вашу радость…
- Ну, ещё бы! – Заухмылялся тот. – Ой, а кто это с ним? Ребятки, приведите-ка её ко мне. Черт побери!!! Идиоты!! Это же Марианна Грин! У вас совсем мозгов нет? А если бы с ней что-нибудь случилось? Старый Бернард Блэк не простил бы нам этого. Эй, Марио! Пригласи сеньориту на мою яхту.
- Да, синьор Дариоло! – здоровенный амбал поднял её на руки и отнёс на соседнюю яхту. Мне стало намного легче – я знал, что с ней ничего не случится…
- Антонио, Эрнандо, вяжите мистера Счастливчика и кидайте на вашу яхту.
- Да, синьор.
- А это за твоё молчание, – он бросил гондольеру пачку банкнот, - ты ничего не видел!
- Да, синьор, я ничего не видел. – Он развернулся и скрылся за углом.
“Вот и закончилось твоё везение, Мигель”, - подумал я. Тут на мой затылок обрушилось что-то тяжелое, и я погрузился во тьму…

* * *

Би Би решил подарить мне небольшой отпуск. Он сказал, чтобы я съездила отдохнуть в Венецию - прекрасный город с богатейшей историей, а заодно изучила криминальную обстановку в бандитской Италии.
Я уже ждала такси, которое должно было отвезти меня в аэропорт, как у меня зазвонил телефон. Звонил Мигель. Он предложил встретиться. Я, естественно, согласилась.
Мне никак не удавалось понять, какие чувства я к нему испытываю. Рядом с ним было так легко, хорошо, приятно…я чувствовала себя его половинкой. А без него меня съедало странное смутное чувство, чем-то похожее на смесь невообразимой тоски с томным непреодолимым желанием увидеть его. И чем дальше это заходило, тем больше я понимала, что влюбилась. Но, почему-то я, очень не хотела признаваться себе в этом.
И вот, мы встретились. Я никак не ожидала, что он будет возле моего отеля так рано. Я узнала его сразу, эти его черты лица, фигуру, и вдруг ощутила, что куда-то проваливаюсь под тяжестью нахлынувших на меня чувств. Это было похоже на странный, но такой приятный сон…
С каждой минутой я все больше убеждалась в том, что небезразлична ему. И во мне оставалось все меньше сомнений по поводу моих чувств к нему… И внезапно на меня нашло озарение…
- Я люблю его… - подумала я, и мысленно улыбнулась своей внутренней смелости.

Внезапно, как в страшном сне, к нашей гондоле подъехали две яхты, и на нас напали. Я сразу узнала людей Луиджи Дариоло, да и самого известного в Италии мафиози. Происходящее казалось мне чем-то нереальным, меня поглотили отчаяние, страх за Мигеля, ведь я знала не понаслышке, что этот итальянец никогда не бросает начатое дело…
Я с головой погрузилась в свои мысли. На глаза наворачивались слезы страха и отчаяния. Мне было абсолютно наплевать на свою жизнь – я в тот момент больше всего на свете опасалась за Мигеля. И именно тогда я прозрела. Я поняла, что этот страстный, нежный, веселый, умный и предприимчивый испанец – человек, который мне действительно нужен, которого я искала всю свою жизнь… Наконец-то я осознала, что все эти кражи, наполненные адреналином и риском, все эти похищения драгоценностей – ничто, просто заблуждение, слабость моего темперамента, ошибка, которую я совершила, поддавшись мимолетному искушению и сиюминутному желанию, просто жажда острых ощущений… И это странное, почти физическое ощущение пронзило меня насквозь, и я поняла, что уже не могу сдерживать слезы…
Неожиданно раздавшийся голос вытянул меня из мира грез.
- Милая Марианна, что с тобой? – прозвучал голос Марио.
Мы встречались с ним 4 года назад. Дело шло к свадьбе, но я, не задумываясь, бросила его, сославшись на то, что наши отношения мешают работе в криминальной сфере. Он никогда не упускал случая попросить меня вернуться, и сейчас, как раз подвернулся такой случай. Значит, удача улыбнулась и мне…
- Ничего, - бросила я. – Просто вы сорвали мое задание, из-за вас Би Би очень строго меня накажет.
Я понимала, что несу какую-то чушь, но почему-то не могла ничего с собой поделать. Внутренний голос подсказывал мне делать именно так, и я полностью положилась на свою интуицию.
- Какое задание? Марианна, мистер Блэк велел тебе, отдыхать в Венеции! Синьор Луиджи только что разговаривал с ним.
Я почувствовала, что мне становится жарко…
- Неужели? Марио, я всегда поражалась твоей недалекости. Мой отдых в Венеции – это лишь прикрытие, чтобы разузнать все о планах итальянской мафии!
- А зачем тебе нужен этот коп?
- Марио, - я изобразила недовольство и небрежность, - у тебя вправду так много ума, или ты притворяешься? Да, так ты никогда не станешь известным и успешным человеком, а всегда будешь мальчиком на побегушках у таких, как семья Дариоло!
- Марианна…
- Неужели не понятно, что я использую его? Чтобы добиться нужных мне сведений, учитывая его связи в полиции и Интерполе?
Только сейчас я заметила, что нервно хожу взад-вперед по комнате. Испугавшись, что он что-то заподозрит, я села на стул. Руки у меня тряслись, и я никак не могла совладать с собой. Но восхищение и блеск в его глазах придали мне уверенности, и я почти успокоилась.
- Марио, ты должен помочь мне, - я подошла к нему, взяла его за руки, и, придав своим глазам как можно более милое и молящее выражение, взглянула на него. Его руки слегка увлажнились и дрогнули. Я поняла, что нужный мне эффект достигнут.
- Я помогу тебе, Марианна.
Он достал мобильный, набрал какой-то номер, и заговорил по-итальянски. В тот момент я бы отдала все на свете, чтобы понять, что он говорит…
- Эрнандо и Антонио скоро приедут. Мы захватим яхту, и освободим твоего копа.
Он подошел ко мне, и провел рукой по щеке. Я знала его так, как никто другой, и только мне одной было известно, что он испытывал в тот момент…
Он так резко и с совершенно не свойственной ему нежностью припал к моим губам, что я не успела ничего понять. Его рука скользнула по моей груди, и позволила себе более смелую ласку… Я чувствовала, как моя податливость еще больше сводит Марио с ума, и решила не спугнуть его. Но никогда еще его прикосновения не были мне настолько противны…
Тут я услышала звук приближающейся яхты, и резко прервала объятия. Увидев, что яхта подошла к нам вплотную, мы с Марио подошли к ней. Не чувствуя ни боли, ни страха, ни усталости, я в несколько движений уложила и Марио и вышедших на причал Эрнандо и Антонио, и самого, ничего не понимающего Луиджи. В мгновение ока они оказались в воде, а я бросилась к штурвалу, и включив максимальную скорость, помчалась прочь из этого гадкого места.
Когда Мы с Мигелем были уже на приличном расстоянии от злоумышленников, я бросилась к нему. На его высоком лбу была небольшая рана, из которой сочилась кровь. Я развязала его, и крепко-крепко обняла…
- Мигель, милый… - шептала я, не помня себя от бьющей ключом радости, и покрывала его лицо поцелуями. - Я люблю тебя!
- Я так ждал, когда ты это скажешь…- Он слабо, но уверенно улыбнулся, и я увидела в его самых красивых в мире голубых глазах отблеск искреннего счастья.
Я помогла ему подняться. Он уже неплохо стоял на ногах.
- Это все твои волшебные три слова – улыбнулся он, и мы, переполненные счастьем две половинки, поспешили в мой отель пешком…

Часть 3.

Марианна. Когда я нашёл её, она была маленькой уличной попрошайкой, но уже тогда она виртуозно воровала. У неё был талант: она делала всё чисто и быстро, никогда не оставляя следов. Я стал присматриваться к ней и однажды даже подставил, что бы посмотреть, как она будет действовать в экстремальной ситуации. Это было великолепно: с её невинного личика маленькой девочки можно было лепить лики святых. Конечно же, я взял её.
Прошло пятнадцать лет. Я учил и тренировал её. Она стала самой удачливой и неуловимой воровкой, звездой криминального мира, которой пол силу было то, от чего отказывались другие профессионалы. И ни разу копы даже не могли с уверенностью сказать, она ли это. Не говоря уж о том, чтоб это доказать.
Всё было просто идеально до выставки драгоценностей в Париже. Она вернулась с добычей, но что-то неуловимо изменилось… Нет, она не перестала быть лучшей, но что-то было не так, и я это почувствовал. Я боялся, что могу потерять такой кадр, как Марианна. Любил ли я её? Нет, конечно! Я просто заботился о ней, как о бесценном инструменте. Поэтому я стал тщательнее наблюдать за ней, пытаясь понять, что произошло.
Ответ я получил после её поездки на Кипр., причём, довольно неприятный ответ: Мигель де ла Рок. Этот коп засадил за решётку более пятидесяти светил криминальной сферы, самый знаменитый одиночка, давно снискавший славу Счастливчика. Пятьдесят семь дел, все успешно закрыты. А теперь он подбирается к Марианне, а значит и ко мне, Бернарду Блэку. Я не мог этого допустить.
Полгода назад я заплатил за его голову Скальпелю, которого давно знал и порой использовал для подобного рода делишек. Я был уверен в нём. Операция была намечена в Праге, но Счастливчик смешал все карты. К тому же, Скальпель оказался человеком Бориса Завацкого, передавшего как раз мне заказ на услуги Марианны. По приезду она рассказала мне, что из этого вышло и исход операции, с учетом обстоятельств, разумеется, почти не расстроил меня, кроме, разве что, того момента, что Марианна, похоже, оказалась неравнодушной к проклятому испанцу.
Необходимо было срочно что-то предпринять. И я послал Марианну на отдых в Венецию, надеясь, что там она вновь сойдётся с Марио Контелиандо, с которым она встречалась не так давно. Но тут как чёртик из табакерки вновь появился де ла Рок. Как я был зол! Тогда я попросил Луиджи Дариоло, у которого к испанцу были личные счёты, чуть-чуть припугнуть его… с летальным исходом. Этот идиот всё испортил, но не без помощи Марианны, надо признать. Слава Богу, что он догадался хотя бы записать на диктофон свой разговор с де ла Роком. Теперь плёнка у меня. Поэтому мне есть, чем смутить эту наивную девчонку!
- Марианна! Зачем ты вытащила де ла Рока?
- Я люблю его, Би Би, и мне все равно, кто он.
- А он тебя не любит.
- Не лги мне
- У меня есть доказательства.- Я достал диктофон и нажал на воспроизведение:
…- Что ты собираешься делать с ней, коп?
- Какое тебе дело?
- Отвечай!- звуки ударов
- Она - мое задание… Я должен её посадить... Ничего личного…
- Ненавижу копов.
- Это… твои проблемы…
- Ошибаешься. Это твои проблемы! А это за моего брата! - Звук ударов….
– Теперь ты понимаешь? - Я выключил запись.
- Будьте вы прокляты! Все вы!
Марианна собрала вещи и уехала в свое имение в Шотландии. Я поздравил себя с победой - теперь дело за настырным испанцем. Но тут у меня уже все готово. Осталось только положить на стол синьору Ариони кое-какие документы. Жанна уже ждёт моих указаний…

* * *

Я вновь вернулся в Мадрид. Город встретил меня сказочно красивым рассветом и привычной жарой, но впервые я возвратился не с победой. Да, я не выполнил задания, но это не волнует меня ни в коей мере – я счастлив. Я люблю и любим. Господь послал мне любовь всей моей жизни, и мне нет дела до того, что думают окружающие.
Я написал отчёт и уехал с работы, решив заехать к маме, в родовое гнездо семьи де ла Рок. Я давно там не был и, кроме того, очень хотел поделиться своей радостью с самым дорогим человеком – мамой.
- Здравствуй, мама! – Я обнял высокую стройную женщину, у которой даже годы и потеря мужа не сумели отнять её красоты, только иссушив её.
- Здравствуй, сыночек! Мигель, что случилось? Ты просто светишься изнутри. Таким счастливым я тебя ещё никогда не видела.
- Я люблю, мама. – Я улыбнулся.
- А она?
- Да.
- Сынок, а как её зовут?
- Её имя Марианна, мама. – Я вновь невольно улыбнулся.
- Зная тебя, Мигель, я целиком и полностью поддерживаю твой выбор. Когда ты нас познакомишь?
- Пока не знаю, мамочка, у нас ещё всё слишком неопределенно.
- Хорошо. Приводи её, когда сам решишь.
- Спасибо, мама.
- Мигель, ты останешься на ужин? Сегодня все должны собраться здесь: Эстебан, Алехандро, Диего с семьями и Мария …
- Конечно, мама.
Такие тихие семейные вечера всегда были мне наградой за время, проведённое вдали… Казалось, тут ничего не изменилось. И это прекрасно – должен же быть в моей жизни скитальца вот такой уголок, оплот спокойствия и постоянности…
Через день я вернулся на квартиру в Мадрид. На автоответчике один не принятый вызов. От Фрэнка.
- Мигель, срочно свяжись со мной! – Когда Фрэнк говорит таким голосом, это значит, что дело не терпит отлагательств. Поэтому я тут же перезвонил ему.
- Фрэнк? Это Мигель. Что случилось?
- Мигель, что за бумажку Жанна принесла шефу? Ты считаешь, что это отчёт? Ты так по-дурацки выгораживаешь там Марианну Грин, что даже идиот-Ариони не поверил тому, что там написано. В итоге, ты обвиняешься в сообщничестве этой девице и отстраняешься от дела. Да, Мигель, не советую тебе пока выезжать из города.
- Фрэнк… Ты тоже веришь этим обвинениям?
- Стал бы я тебе в таком случае звонить.
- Спасибо, друг.
- Как говорят русские, свои люди, сочтёмся! Удачи.
- И тебе!
Я упал на кровать и расслабил мышцы. Похоже, моей карьере пришёл конец… Плевать! Главное – Марианна! Я взял телефон и позвонил ей, но нарвался на автоответчик.
- Марианна, привет! Я так соскучился! Мне надо срочно тебя увидеть и поговорить. Ну, возьми же трубку, любимая…
Она так и не ответила. Блэк, наверное, уже дал ей прослушать запись из Венеции… Марианна, любимая, как же мне жить без тебя? Я метался по комнате как лев в клетке. Все мои мысли занимала она. Я должен ей всё объяснить!
Взяв телефон, я позвонил Фрэнку.
- Да, Мигель?
- Фрэнк, помоги, мне не к кому больше обратиться!
- Чем я могу тебе помочь?
- Por favor, найди Марианну. Мне необходимо поговорить с ней, а я даже не знаю, где её искать. Вот номер её мобильного. – Я продиктовал номер, а Фрэнк пообещал перезвонить мне.
Вскоре раздался долгожданный звонок.
- Слушаю!
- Твоя мисс Грин сейчас в Шотландии. Поместье Страйдер корт на самом юге. Знаешь, где это?
- Да, знаю.
- И, Мигель… удачи тебе!
- Спасибо, amigo! – Волнуясь, я часто переходил на испанский.
Не тратя впустую ни секунды, я бросился вниз. Машина. Аэропорт. Самолёт. Шотландия. Машина. Дорога. Усталость. Плевать на усталость! Я должен успеть!
Страйдер корт. Старинная витая решетка, оплетенная плющом, вместо ограды. Причудливые ворота, выполненные в антураже семнадцатого века, зелёная лужайка, чуть дальше – высокие буки и горделивые грабы. Мощёная камнем дорожка, ограниченная с боков идеально остриженными кустарниками ведёт к дому в стиле викторианской эпохи. Это было огромное здание, поражавшее своей красотой, гармоничностью и… законченностью.
Я остановил машину у ворот, вышел и позвонил. Камера над воротами развернулась в мою сторону, и раздался голос:
- Добрый день. Простите, дальше Вам хода нет – это частные владения.
- Мне необходимо поговорить с мисс Грин.
- Простите, её здесь нет.
- Я знаю, что она тут! – Я открыл ворота и вошёл во двор.
- Покиньте это место! Это частное владение!
- Я уйду, только поговорив с ней.
- Тогда я вынужден выдворить Вас отсюда.
Я никак не отреагировал на это последнее предупреждение, целенаправленно шагая по дорожке. Из-за особняка появились бегущие люди с оружием в руках. Не теряя времени, я отпрыгнул вбок и укрылся за высоченным буком.

* * *

Эта запись, которую Би Би дал мне послушать, заставила меня испытать шок. Я никак не могла поверить, что Мигель мог так поступить со мной. Сознание наотрез отказывалось принимать эту информацию к сведению. Хотелось плакать, но почему-то я не могла…
Моя измученная душа не хотела верить этой злосчастной записи, а разум понимал, что это все правда. Но почему? Ведь он был так искренен со мной… Его глаза… Они не умеют лгать. Он не актер, и ему не дано ТАК играть. Но факты остаются фактами…
И вдруг я поняла, что по моей щеке течет слеза. Вместе с этим спасительным горько-соленым ручьем меня покидало отчаянье и неутолимая боль. Я позволила себе эту слабость – немного побыть беззащитной девушкой, которой тоже хочется любви, человеческого тепла и простого счастья…
В голове бушевал ураган самых разных мыслей. Я винила себя в том, что призналась себе в любви к нему.
- Если бы я не поняла это, мне бы не было сейчас так больно, - мысленно говорила себе я.
Я укоряла себя за то, что так легко доверила ему себя, свою жизнь, свою душу, сердце, которое он так жестоко разбил. Но я была благодарна Би Би за то, что он рассказал мне правду, хотя, честно признаться, лучше бы я этого не знала…
Я и не заметила, как добралась до своего имения. Войдя в дом, увидела, что на автоответчике есть сообщения, и нажала на кнопку, чтобы прослушать. И моментально узнала голос Мигеля:
- Марианна, привет! Я так соскучился! Мне надо срочно тебя увидеть и поговорить. Ну, возьми же трубку, любимая…
Я бросилась к телефону, и, переполненная тяжелой и давящей болью промотала запись, и услышала голос Би Би:
- Марианна, девочка моя, я выслал к тебе несколько охранников. Я переживаю, чтобы с тобой ничего не случилось, а то мало ли…испанец найдет тебя и схватит…
Я, снова прервав запись, и набрала номер Босса.
- Марианна? – услышала я его голос.
- Да это я. В охране нет необходимости, – сухо и безразлично произнесла я.
- Но я волнуюсь за тебя.
- Ну, как же ты не можешь понять? Я хочу побыть одна, совсем одна, и не нужно не никаких охранников, я в состоянии сама постоять за себя! – раздраженно выпалила я.
- Уже поздно, милая, отдыхай… - Он положил трубку.
Честно признаться, в этот момент мне очень хотелось, чтобы рядом было сильное мужское плечо. Так захотелось почувствовать себя утешенной и защищенной…
Я и не заметила, как мое измученное тело погрузилось в сладкий сон…
Меня разбудили звуки стрельбы. Поначалу я подумала, что еще сплю. Но, подойдя к окну, я увидела, что люди Би Би стреляют в какого-то человека, очень похожего на Мигеля. Меня охватило чувство страха, и я, позабыв обо всем на свете, бросилась ему на помощь.
Каково же было мое удивление, когда я поняла, что это действительно Мигель! Меня начали одолевать самые разные чувства. Смесь боли и обиды с безумным восторгом и радостью подступила к горлу…
- Марианна! – словно сквозь сон услышала я его низкий, желанный голос. От меня его отдаляли каких-то пару шагов. – Я должен кое-что сказать тебе.
И в этот момент из-за кустов выглядывает Дик, и, не дав мне возможности предупредить Мигеля, стреляет. Пуля, к счастью, попала в плечо, но его лицо исказила жуткая гримаса боли, и я даже почувствовала легкий укол в области своего плеча… Мой любимый нож в мгновение оказался в руке, я сама не помнила, когда его достала и метнула его в куст, из которого стреляли. Нож достиг своей цели, и Дик выпал из кустов, уже мертвый.
- Марианна… - выдавил из себя Мигель. – Дай мне возможность все объяснить тебе.
- Я не хочу тебя слушать, - отрезала я и пошла в дом.
Мигель последовал за мной. Он едва передвигал ноги, раненый и уставший. Я попросила его сесть на диван.
- Марианна, выслушай меня. Я сказал это потому, что боялся за тебя! Мне всё равно, что будет со мной, но я не могу допустить, чтобы пострадала ты…
- Конечно! Знаешь, я даже представить не могла, что у тебя такой актерский талант!
Внезапно я услышала тихие легкие шаги и замерла, дав знак молчать Мигелю.
Через несколько секунд в дверях появился Марио.
- Марианна… - выдавил из себя он. Голос его дрожал, я понимала, что он чуть не плачет. – Знай, я всегда любил тебя… Это мистер Блэк приказал тебя убрать. Прости… - Он направил на меня пистолет. Все происходило, словно в замедленной съемке. Мигель, выхватывая оружие, бросился ко мне, но Марио уже выстрелил… Пуля попадает в Мигеля, Но он, перед тем, как упасть, всё-таки нажимает на спуск. Во лбу Марио появилась маленькая дырочка, а стена за его спиной окрасилась в красный цвет. Мигель падает, я склоняюсь к нему, и вижу, как на его груди разрастается кровавое пятно.
- Марианна…
- Мигель, молчи! – сквозь зубы процедила я, пытаясь казаться сильной и невозмутимой, хотя понимала, что не смогу держаться долго. В этот момент больше всего на свете я хотела, чтобы он остался жить…
- Нет… Любимая, я сказал это Дариоло в надежде, что ты останешься жива…
- Что?
- Да. Блэк хотел убить тебя из-за связи со мной… Я думал, что так будет лучше… И он подставил меня, передав кое-какие бумаги в Интерпол, которые видите ли, являются доказательством того, что я был твоим сообщником Интерполе… - он закашлялся и на губах его тоже появилась кровь.
- Мигель… - Боль и отчаяние оказались сильнее, и я, обняв его, не смогла сдержать рыдания.
- Береги силы, я вызову скорую…
- Не стоит, милая…
- Мигель, любимый, я не смогу жить без тебя! – переполненная отчаянием, выкрикнула я.
- Ты молода, умна, красива, привлекательна… У тебя будет еще много таких, как я…
- Пойми, мне нужен только ты, - я уже перешла на шепот.
- Нет.
- Моему ребенку нужен отец…
- Что?..
- Мигель, если ты не хочешь жить ради меня, то живи хотя бы для нашего ребенка! – Я положила его такую родную ладонь себе на живот и заплакала.
- Марианна… - прошептал он, и я впервые увидела в его чудесных голубых глазах слезы. – Моё время на исходе, а я так много тебе не сказал… Поезжай в имение де ла Рок, там живёт моя мать. Скажи ей, что ты и есть Марианна...Если родится дочь - назови Изабеллой… Я люблю тебя…
И он замолчал…
Так я еще никогда не плакала. Меня сотрясли жуткие рыдания, а теплый водопад слез стекал по моим щекам, а я не хотела его останавливать…
Дрожащей рукой я закрыла Мигелю глаза, в последний раз поцеловала его ещё тёплые губы и вызвала полицию.
Их странные вопросы и голоса звучали для меня непривычно, как будто я была пришельцем с другой планеты. Мигеля больше нет… Я не могла поверить в это. Мое сердце не могло принять это, ему казалась невозможной жизнь без его сильных и нежных рук, искренней улыбки, больших карих глаз… Но отныне ему придется жить без них.
Когда полицейские закончили допрос, я собрала вещи и отправилась в аэропорт, чтобы ближайшим рейсом улететь в Лондон…
Добравшись до Лондона, я взяла такси, и поехала к себе домой. В одном из ящиков у меня лежит пистолет с глушителем, который был мне подарен самим Бернардом Блэком…
- Это тебе на самый крайний случай, дорогая… - я так хорошо помню его напутствие, как будто он говорил мне это только вчера…
Переодевшись, и спрятав пистолет за пояс, я отправилась в имение к своему любимому Би Би. Из охраны никого не было. Я так поняла, что они еще не вернулись после «успешно выполненного задания», и довольно ухмыльнулась. Я была полна решимости и, смело отворив дверь, направилась к комнате Би Би.
- Здравствуй, Бернард Блэк.- спокойно произнесла я.
- Марианна? – его узенькие старые глазки расширились от удивления. – Дорогая, как же я рад тебя видеть…
- Конечно, я тоже очень рада.
- Без сомнения, ты родилась в рубашке…
- А ты как думал, старый хрыч? – улыбнулась я. – Не зря же я стала такой успешной в криминальной сфере!
- Ах ты, маленькая паршивка! – злобно рыкнул он. – Да если б не я…
- Да если б не ты, я была бы сейчас счастлива! – Я чувствовала, что теряю контроль.
- Нет, дорогая, вот благодаря мне ты стала счастливой. Я сделал из тебя удачливую воровку. Я показал тебе твое призвание.
- И отнял у меня Мигеля.
- Он хотел отнять тебя у меня.
- Нет. Не лги. Ты хотел убить меня, не правда, ли? Я же для тебя была всего лишь инструментом, да? Ну мне-то не лги, я знаю про тебя все!
- Да, Марианна. Ты права.
- Ну что ж… - Я направила на него дуло пистолета. – Это тебе за меня, это за Мигеля, а это за оставшегося без отца ребенка!
Большой Босс был мертв. Мигель тоже мертв. Я стала никем… И вдруг я вспомнила о крошечном существе внутри себя, плоде нашей с Мигелем любви, и поняла, что моя жизнь не прошла даром, и она все-таки имеет смысл… Денег, которые я заработала, будучи звездой криминального мира мне хватит, чтобы обеспечить и себя, и ребенка до глубокой старости…
Не желая брать с собой ничего из своей прошлой жизни, я отправилась в имение де ла Рок, как и просил самый дорогой для меня человек…

* * *

…Солнце давно зашло, а мы всё так же сидели на диване.
- Ай да умница! – улыбнулась синьора Маргарита. – Ты мне нравишься все больше и больше! Думаю, Мария тоже будет рада, что такой сестре!
От этих слов мне стало так легко и хорошо…Теперь я полностью доверяла этой женщине.
- Он умер у меня на руках, и попросил отправиться к вам, и если родится дочь – назвать Изабеллой.
- Марианна, я уверена, что у тебя будет девочка.
- Знаете, сеньора, это мое самое большое желание.
- Милая, будь уверена – я тебя ни за что не выдам, тем более Мигель никогда бы этого не позволил…

Эпилог.

Прошло пять лет.
Солнечный день. Кладбище семьи де ла Рок. У ограды стоит красивая молодая женщина в чёрном платье, подчёркивающем её великолепную фигуру. За руку она держит маленькую девочку, так же одетую в чёрное. Ребёнку хочется прыгать и веселиться, но пятилетняя малышка как-то ощущает торжественность и важность момента. Поэтому она тихо стоит, сжав своей маленькой ладошкой руку женщины. В другой руке леди держит шесть тёмно-алых, цвета пролитой крови, роз. Чуть поодаль стоят пожилой мужчина с табличкой сотрудника Интерпола и старушка, окружённая уже давно вылетевшими из гнезда детьми.
- Пойдём, Изабелла, - говорит девочке леди и открывает дверцу.
Они делают шаг вперёд. Вот уже пять лет подряд они проходят этот скорбный путь. Именно в этот день. Сердце женщины обливается кровью, в уголках глаз бриллиантами застыли слезинки. Наконец, они остановились у одного из надгробий. На фотографии на нём изображён молодой улыбающийся мужчина.
...- Он хотел, чтобы его запомнили таким, Марианна. – Говорит старушка с красными глазами, мать, выплакавшая все слёзы, мать, похоронившая сына. – Пусть на камне будет именно эта фотография, дочка…
- Здравствуй, Мигель. – Положив розы, сказала женщина. – Любимый! Ты отдал свою жизнь, чтобы я жила, чтобы мы жили, - она прижала к себе девочку. – Мы никогда этого не забудем. Правда, Изабелла?
- Правда, мамочка. – Ответила девочка, посмотрев на мать чистыми васильковыми, отцовскими глазами.

Флика, IceDragon.
Одесса – Санкт-Петербург.

8 – 20 июня 2007г.

Флика,привет!:-))

Рад тебя видеть!!!Мало времени,работы много,поэтому не смогу широко прокомментировать,но скажу,что тебе одной лучше пишется!Подобное описано у Чейза во всех вариантах и тут ему равных нет.Перегруженно,много информации.Ножи,пистолеты,киллеры...А ты пишешь нежно,чувственно и по женски.Меня,например,твои авторские работы возбуждают,а не загружают!Пиши больше сама!!!

Игорь, спасибо) (И тебе привет)

за критику)
Чтож, я попробую принять к сведению твой комментарий...)
Жаль, конечно, что тебе неочень понравилось - соавтор хороший попался, приятно и легко с ним работать))
Но...это тоже результат!)
Спасибо)
Кстати, как там море? Ты вернулся уже?
Между прочим, я сама только приехала с этого рая! Честно, аж не верю своим глазам, когда смотрю на свою загорелую кожу...))) ;)

Лучше любить один раз и потерять любовь, чем вообще никогда и никого не любить.

Здравствуй,Флика!:-))

К сожалению,мы с тобой не пересекаемся он-лайн.Что называется,Ванька дома,Мани нет...Очень рад за тебя!Ну-ка,опиши скорее свою загорелую кожу,пока она не побледнела,как лицо влюблённого поэта!Как бегали по ней мурашки,когда из зноя и пекла погружалась в прохладу волн...У тебя это здорово получается!Жду!!!:-))