Скажи

Скажи, кто на крючке твоём богаче?
Хрустальный глаз единственной слезой,
весь полуостров странный и рыбачий
иль облако, недвижимое в зной?

А может звук, натянутый пострунно
от тишины до тоже тишины,
чьи дети, возрождаясь в полнолунье,
вытравливают бога для войны,

в которой станут падшими святыми,
тела отчаянные боли обнажив,
и девственно пленённые полыни
проговорят губами жадно жив.