Сказки Для Детей Последнегог Года Жизни

Сказки Для Детей Последнего Года Жизни

=================================================

ДИМА ИСКРА

=================================================

Предисловие от автора:

Здравствуйте, дорогие мои малыши, эти сказки я специально написал для вас, для группы альтернативно одаренных детей.Я очень надеюсь что вам понравится и вы закроете свои глазки, как только последняя страничка моих сказок будет перевернута...

Ваш автор Дима Искра...

=================================================

СКАЗКА О ЛЮДЯХ И ДЕЛЬФИНАХ (для мечтательных детей)

================================

-Какую ты хочешь?-он спросил Линду об этом уверенным злорадным шепотом.
-Я хочу вон ту.-И Линда ткнула слабым пальчиком в пузырек цвета бензиновой радужки.Комната потихонгьку наполнялась зеленоватым едким дымком, что курился почти из каждой щелочки в стенах, полу, перекрытиях.Он окутывал Линду в ее длинном, до пяточек, платьице, на самом деле бывшем старой ночной рубашкой, дважды пропахшей потом агонии, теперь слежавшейся на спинке.
К Линде никто не приходил уже четыре месяца.
Добрый Человек, взяв в руки полотенце девочки, отломал верхушку пузырька, даже не делая надреза, посмотрел на свет, втянул внутрь шприца жидкость, снова поднял, встряхнул пузырьки и потихонечку, преодолевая едва заметное сопротивление маленькой одиннадцатилетней Линды, ввел без остатка во вздувшуюся вену девочки.Та чуть заметно прикрыла свои детские глазки, веки чуточку дрогнули и, открывшись, заволоклись белой пеленой.
-Что это?
-Просто смотри, Линда, это твоя страна.
-Кто эти люди вокруг?Они похожи на сказочных эльфов...-Она восхищенно прикрикивала на ломаных беспокойных вдохах.
-Это...хм...пусть эльфы.Но они только с виду маленькие и безобидные.Посмотри ка вооон туда.-И он ткнул пальцем в эльфа в зеленом колпаке.-Это лепрекон.Обычный с виду ирландец.Любит эль, имеет трилистник на лацкане курточки, бьет жену, иногда ходит в церковь.Протестантскую.
-Но ведь это...
-Сказка!-Перебил Линду Добрый Человек.-Ну и что?Посмотри, Линда....Закрой правый глаз...Закрыла?Умница...Теперь выверни верхнеее веко другого.
Линда неловко подвернула за ресничку верхнее веко, и оттуда вывалилось что-то, покатившись по кафельному полу.
-Не вставай.-И он придержал девочку...Поднял и подал ей патрон.От маленькой "Беретты"
-Хи...-только и нашлось, что сказать девочке.Она кулачком потерла глазки и, повертев в руках пистолетик, умело вставила патрон, сняла пистолет с предохранителя и убила ирландца одним точным выстрелом.
Серый дымок со взвесью пороха вплетался в зеленоватую атмосферу комнаты Линды и причудливо пластилиновой игрушкой перетекал из одного угла в другой, пока Добрый Человек не накрыл его между двумя стаканами.
Лепрекон и прочая нечисть носились вокруг убитого, а эти двое удалялись все дальше.Добрый Человек в цилиндре и с тростью, в лаковых ботинках с острыми носами и маленькая Линда с босыми ножками-они шли понемногу приминая чуть влажную утреннюю траву.
-Приложи ухо.-И протянул два стакана с пороховыми газами.-Что ты там слышишь?
-Я слышу,-легонько испугалась,-море.
-Посмотри там, за холмом.
И Линда, повернув слабую шейку, увидела огромный, как сама ночь, океан.Он шумел, будто разбиваясь о что-то твердое, как красная кирпичная стена, что бывают только в Великобритании, стране туманов и розовых облаков.Линда сделела пару неуверенных шагов и вдруг оказалась у самой кромки прилива, что, как казалось, резал землистый берег, оставляя незаживающие раны этой земле.
Линда присела на корточки и, опустив ручки , тут же отпрянула прочь, точно ошпаренная кипящим маслом.
-Что это?!-Закричала она.Руки ее были в голубом желеобразном веществе.
-Это лунная кровь дельфинов, сама посмотри.-А очередная волна выбросила в лицо девочки порцию голубых фосфоресцирующих брызгов, а вместе с ними тела сотен и сотен бедных издыхающих животных.Все побережье завалило трупами и еле-еле живыми дельфинами.
-Помоги им, Линда, ты сможешь.-Сказал Добрый Человек, и девочка отправилась к ближайшему из дельфинов, чтобы толкнуть в воду, но тот открыл чуть пасть, и девочка, испугавшись, одернула занесенную руку прочь, переполненная отвращением к этим издыхающим животным.
-Линда, ты вынесла из этого урок?
-Да, Добрый Человек...Я поняла, что не все, что прекрасно в воде, так же прекрасно и на суше.
-Пожалуй...Но не совсем это я хотел тебе сказать...Пойми, Линда, мы проживаем красивую или безобразную жизнь-все мы умираем однообразно.Наполняет ли ваши глаза любовь ли, страх ли, ненависть-пустота их одинакова.
Они шли вдоль берега дальше.Молча.Каждого дельфина Добрый Человек касался золотым набалдашником трости с клеймом "17" посередине, и животное пропадало, будто его и не было, оставляя легкий вздох в атмосферу.Около последнего они приостановились, и Человек пнул в живот дохлое уже животное-из него с нездолрово мертвецким бульканьем вывалилась рвотная масса и комок водорослей грязно-зеленого цвета.В них была запутана какая-то штука, которую Добрый Человек не премянул достать, запачкав белоснежные манжеты.
От мокрого и соленого ветра волосы Линды совсем спуталась и стали виться в разные стороны, хаотично разбредаясь по плечикам.
-Что это?-Спросила девочка.
-Это коробка с сюрпризом для тебя, милая.
-А что там?
-Посмотри сама.-И Добрый человек удовлетворил любопытство Линды, протянув ей черную шершавую коробочку.Покопавшись немного, Линда все же сумела с совсем еще детским азартом открыть ее.
-Но здесь же ничего нет!-Воскликнула девыочка со спутанными волосами Доброму Человеку.
-Как ничего?!А это что!?-Взвопил тот не менее удивленным голосом.-А это что?!-И он ткнул пальцем внутрь коробки, будто мгновенно превратившись из доброго сказочника в свирепого самовольного учителя.-Посмотри внимательнее!!!
-Но я точно вижу-там пусто!
-Как пусто?А это что?-Он искренне негодовал как можно было не увидеть.-Снова открой и закрой шкатулку, Линда.
Девочка незамедлительно проделала это, и Добрый Человек продолжил.
-Посмотри, что внутри...это ночь...видишь, как там темно?
-Вижу...
-Он осторожно взял шкатулку у Линды и прямо в брюках на глазах у завороженной луной и ночью девочки вошел по колено в воду и, приоткрыв створки коробочки, поднес ее к самому краю водной поверхности...
-Что теперь здесь?!-Кричал он, заглушая шум прибоя.
-Океан!-Волскликнула радостная девочка...
-И волны, Линда, волны...Храни их в этой шкатулке...
-Эта шкатулка как мое второе сердце?
-Да, Линда, да...-И Добрый Человек, сделав пару шагов назад, был поглощен чудовищным глотком набежавшей волны.Линда осталась одна.

***
В это время группа врачей трудилась, переливая девочке с пеленой вместо глаз третью порцию донорской крови.
-Такую уже и адреналином не заведешь.-Съязвил кто-то.
-Безнадежно...
-Режь грудину,-и "вжжжж" разрезало где-то около шкатулки, сохранившей океан...И волны, Линда, волны...

***
И огна осталась одна.Совсем,Собирая роазноцветные камешк, чертовы пальцы, рассыпая песок из таявших на глазах ладошек.Она ужн совсем было близко подошла к зеркальной поверхности океана, чтобы посмотреть в него, увидеть себя в настоящем, как гладь водная стихла, и отражение стало четким...Постояв так пару минут, отражение стало отслаиваться и понемногу двоиться, не слушаясь хозяйки, маленькой Линды.Первый раз девочка заметила неладное, когда судорогой холода, наступающего с ветрами с севера, свело ей ножку.Отражение не ответило.Линду охватил страх движения.Всегда так-осознавая, что ты не есть хозяин даже собственных проекций, ты перестаешь двигаться, растягиваемый миллионами нитей, что тянут кто-куда.Хотя возможно именно они и заставляют человека стоять.
Линда сделала пальчиком, а отражение так злобно мигнуло невпопад и ударило девочку едва заметно сзади в икру, да так, что та подскользнулась и упала лицом о водную гладь...

***
-Ей не хватит кислорода!-Орал кто-то, затыкая зажимом кровоточащую артерию...
-Срочно маску!!!
-Еще!Еще!
-Куда без дезинфекциии лезешь в грудину!!!-Громко орал хирург с огромными ручищами.

***
Линда сидела на холодном льду, поджав ножки, укрыв коленки ночнушкой.Она ощущала неровность поверхности и медленно замерзала.Губы становились синими и припухали заметно...Упала еще одна звездочка, не дав загадать желание...Они так и падали одна за одной, до поры, пока сама Луна не начала рассыпаться потихоньку на звезды, которые через тысячу лет тоже упали обязательно, разглаживая хвостами комет морщины на небе.
Лед менял окраску, становясь из белого голубым, потом зеленоватым и так до тех пор, пока не выкапаны были все звезды.Тогда лед стал черным, как и все вокруг...Стало темно.
-Почему мне так грустно?И куда бегут от меня зеленые, желтые, красные цвета?Интересно, они меня еще помнят?
Линда встала.
Линда не знала, куда идти.Она решила идти не оборачиваясь.И не обернулась .Больше никогда.И только темнота могла разглядеть единственную звездочку, котоая загорелась в бесконечности черного, но она загорелась у нее за спиной.
Абсолютная темнота-стена по своей сущности.Сквозь нее невозможно пройти.
Четыре месяца одиночества-предвестник смерти.
Мертвые раны шьют грубыми нитками.
Люди и дельфины умирают одинаково.

***
Занавес опускается

Ты-мой неотвратимо живой дельфин.
Забил мне артерии солью,
Капилляры выложил плинфой.
А мне больно.
А вам?
Вы плаваете, машите плавникаи,
Мажете хвостом, как кистью,
Ставите эксперименты с цветом.
Меня для вас нет как предмета-
Вы внутри
Расцениваете меня как мир,
Как сердцебиение свободы.
Моя кровь-внутренние воды,
Притоки и океаны.
Люди и дельфины умирают одинаково.
Странно так и неожиданно.
Неосознанно.
Рвано и равно.
Верно и выверенно.
На сжатии к конечностям-
На расслаблении к сердцу.
Ты-мой неотвратимо живой дельфин,
Плавающий вечно к куску сердечной мышцы.
И обратно.

***
Конец

СКАЗКА О ЛУННЫХ КОШКАХ (для нежных наркоманов)

====================================

По каким законам живет непоколебимый космос?По законам гравитации и столкновения небесных тел, огибания кометами нескончаемых созвездий, в которых теряются и вновь обретают себя неизвестные еще науке и глазу символы.
Галактика размешивает по орбите сахар-звезды, высыпанные из чайной ложки в стакан густой непроглядной космической тьмы.
Планеты мирно дремлют в туманностях, закрывая глаза-кратеры, чтобы никто не приметил, как они устали нести тяжесть каждая собственной цивилизации.Три кита, слоны-все на чем держатся они, трещат, но вертят свои Земли, Венеры, Марсы, Плутоны, не прекращая ни на секунду вращение по орбитам.
На одной из таких сплошных глыб сидели, свесив лапы в вакуум, три кошки-Мари, Олли и Никки.Черные такие, вполне взрослые кошки.Как лемуры они иногда раскачивались на своих длинных хвостах-от скуки или от лени делать что-то другое, и рассматривали в зрачки-окуляры пришельцев, резвящихся на плато других планет.
У Никки было белое пятнышко под левым глазом.
У Олли дымчатая задняя лапка.
У Никки были неровно посаженные ушки.
Они были сестрами по отцу.
-Сколько мы уже здесь висим?
-И не сосчитать.
-Олли, Никки, посмотрите туда, на Меркурий.-Закричала-замяукала третья сестричка-кошка.-У жителей планеты какое-то диковинное торжество!
И правда, меркурианцы, красные, с трубами вместо носа и тарелками вместо ушей, с клоунскими носами и в дурацких на кошачий взгляд башмаках шли ровными треугольниками по шесть голов в каждом, образовывая подобие гигантской рыбной чешуи.Олли поняла это и даже сглотнула немного сладкой кошачьей слюнки.Навстречу гигантской чешуе двигалась эскадрилья существ похожих на земных кроликов.
-Ой, я видела таких во сне!!!-Завопила, прогнув спинку, Никки.
-Не мели чепухи.
Люди и кролики столкнулись у огромной красной черты, видимой со снимков спутников и прочей подобной космческой рухляди.Сначала, образовав две огромные стрелки, они вращались вокруг общей оси.Раз, раз, и толпы смешались в пестроте своих нарядов, и кошки, расслабив глазки с узкими черными прорезями зрачков, увидали, как те медленно истлевали, словно постеры из точек и пикселей на экране ТВ, словно катртина пуантилистов...и тех и других становилось все меньше.
-Зачем они это делают?!-Закричала Никки.
-Мари, объясни...
-Сестрички, я давно смотрю на нравы и обычаи жителей этой планеты-каждый из их циклов, а попросту годов, они собираются двумя враждующими нациямии бьются насмерть, чтобы показать друг другу свою отвагу, что и в мирные дни те способны проливать кровь во вселенское кострище войны.
-Да,-перебила Никки,-они необычайно жестоки.
-Что могут знать о жестокости те, кто вечно только то и делает, что качается на собственных хвостах из стороны в сторону.
Наступила непродолжительная тишина, прервавшаяся вдруг.
-Мари, Олли,-призывно вопросила Никки,-если я не ошибаюсь, обернитесь воон туда!-И кокетливо сделала лапкой в сторону грязного комочка шерсти, что она отрыгнула, кажется, где-то позавчера-планеты Плутон.
Кошки как обычно лениво повернулись и стали через тернии и ворох космической пыли и редких шумов разглядывать ту жизнь, что уготована была жителям этой планеты.Они были синеватые, холодные и скользкие на ощупь.Не прошло и немного времени, как планета была опоясана тоненькой полоской жителей. что встали, образовав часто ломаную лииню.
-Что это?
-Посмотри и увидишь.
-Зачем они это делают?
-Они это делают, чтобы....-И тут с хрустом взорвавшегося поп-корна Плутон разлетелся на две половинки...-Чтобы разрешить мелкий территориальный спор.
Житиели планеты шагали, топали и раскололи родной огрызок на две части ровно по линии.В космос выплеснуло немножко лавы и выпало ядрышко, которое туту же улетело, притягиваемое солнцем, сгорев в в его ослепительной короне.
-Эх,-вздохнула Олли
-Эх...
-Эх, отличный клубок, но теперь им будути играть солнечные коты.Им всегда достается лакомый кусочек.
-Пойдем отсюда...
И кошки, повернув Луну как яичную лепешку, перешли на то, что мы, люди, называем ее темной стороной.
А темная сторона у кошек была всего лишь ...хм...шахматной доской.Диковинные резные фигурки-по 64 с каждой стороны и несчетное количество клеток.Это были их любимые и вместе с тем ненавидимые Шахматы Вечности, в которых не было начала, не было конца.просто ради кошачьей нежности.
-На чем мы закончили?
-Мурр...Мяу!-Это заклинание лунные кошки всегда применяли, чтобы вызвать фигуры на доску.
-Мурр...Мяу!-Вторили Олли сестры.
-Надеюсь, ты не будешь жульничать, как в прошлый раз?-С ехидством, свойственным кошачьим спрсила Никки.
-Внимательнее надо смотреть.
-Не ссорьтесь, милые, просто расходимся...-И кошки пошли друг от друга далеко-далеко.Казалось, еще чуть и они потеряются навсегда, увязнут в мякише обратной стороны, будут съедены монстрами, что живут под твоей кроватью, милая.
Фигуры королей, королев медленно и с виду дико начали танец.Сначала черная королева обольсттила белого короля, но попытавшись заколоть его на шикарном балу, куда были приглашены все, вплоть до особых фигур, известных только в этой игре-гвардейских пешек. слоновьих прислужников и ладейщиков(не были приглашены только духовники и музыканты-они вовсю сражались в не таком уж узком кругу на левых полях доски-плато)королева была схвачена бирюзовыми стражниками, подкупленными прислужниками черно й стороны.
Потом кровавые пешки обрушили всю мощь на погибающую бирюзовую сторону, после чего пали практически все ладьй.Получился "морской бой".Когда в полях дальнего левого угла бились волны, все бирюзовое братство осталось без флотилии.
-Жулик!Жулик!-закричала Никки и они с Мари сцепились в комок чувственных существ, царапая друг друга лунными когтями, но оставляя дгуг другу вполне реальные рраны.
-Я порежу тебя на кошачье манто!!!-Орала взбесившаяся Мари.-Как ты смеешь меня обвинять в том, что я подбросила кровавому королю яда в ланч?!
-Это все ты, все ты!!!
-Он умер, сестричка, от собственнорго обжорства, подавившись костью на балу в честь победы.
-Это был триумф!!!-Завопила Никки.
-Смертельный триумф!!!
На обоих кошках почти не орсталось шерсти.Фигуры стражников и лучников бросились разнимать их, ка вдруг...
-Сестры!Сестры!-Кричала запыхавшаяся Олли.-Вам заняться нечем?Там на Земле такое!Такое!Это нельзя пропустить!
Кошки знали-не одна из них не стала бы вопить такое попусту, и забыв все обиды втроем со всех лап понеслись вслед за неизвестной пока новостью...
-Плутон...Плутон...-Только и доносилось из уст Олли на бегу.
И тут три кошки застыли как вкопанные.
-Фантастика...
-Космически...
-Слияние...это невероятно...-Кошки опустили свои челюсти в лунную пыль.
Осколки Плутона с остервеневшими жителями енслись, неспособные каждая в одиночку сопротивляться солнцу, закручиваясь по орбитам, и гигантским миксером взбивая галактику Млечного Пути в молочный коктейль...
-С клубникой...-Заметила Олли...
-Это как?-Поинтересовалась Мари.
-Смотрите внимательнее.-И дух кошек перехватило.
Замешивая галактику в око бури, Плдутон переломал на своем пути все планеты, звезды, собрав все кометы пылинками на собственной поверхности.Плутон как могучий бог уничтожал все, что было здесь более или менее живым.И вдруг стало ясно, отчего кошки так удивлены.
-Вечно они на этой Земле что-нибудь придумывают...
-Кучка бесноватых идиотов...
Но что бы кошки не говорили, их завораживало зрелище.
Поля наполнились цветами, последним глубокиам вдохом жизни, сказками Апокалипсиса.Порследний рывок, в который люди сумели вложить всю любовь, позабыв о страхе, ненависти, неприязни и прочем.Сходя с ума от любви и счастья прожить последниеминуты рядом, ошалелые людишки взявшись за руки, привязав к ногам тяжелые камни, шли на дно океанов, всплывали почти тут же вспухавшими от бешенства смерти трупами.Люди купались в цветах, розовых садах, цветущей зелени.
Они высвобождали тела, изливали дорогие вина, до тошноты объедались, облегчали себя и тут же принимались снова за любимые дела.
Мечты становились явью, вымысел-правдой и кошки, те самые кошки продолжали это свое:
-Завораживающе...
-Космически...
-Буйство...
Поднимаясь в воздух, самолеты бились в небесах на взаправдашних истребителях, и умирали с улыбкой на лице.Тьма наступающего Плутона потихоньку окутывала их, и улицы преврещались в калейдоскопы свеч...Тротуары были устланы тюльпанами, фиалками, георгинами, и запах, едва уловимый, коптящего воска..И мир-одна огромная оргия-одна огромная любовь, которой все больше.
-А ведь я и вправду его отравила...-Сказала в тишине Маири...-Наверное я должна сдаться...
-Мложет быть вообще прекратим игру?
-И чем тогда займемся?
-Не зная...Придумаем новое...Когда-нибудь...
-Придумаем...
-Освобождайте обратную сторону!-Закричала Олли...
Это вслед подтвердили все лунные кошки.
Вселенная медленно сворачивалась на реставрацию.
Безумство Земли подходило к концу, и считая:
-Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три....-Люди дружно вскинули вверх руки и закрыли глаза.

======================================

Конец.

СКАЗКА ОБ АНАНАСАХ (дял несовершенных и непослушных)

===================================

-Уааа!-Заголосил мальчик на весь магазин.Проходящие мимо люди оборачивались и с удивлением смотрели за ребенком, который почти конвульсивно дрожал, держа за руку женщину лет тридцати-очевидно его матерью.
-Успокойся!-Уже почти кричала оа нервно и истерично, но дитя не унималось.-Успокойся!-Повторила она и на глазах покупателей демонстративно отшлепала его, да так, что ребенок заголосил в два раза пуще прежнего.
На вид мальчику было лет шесть и, видимо, он уже понимал, насколько раздражает окружающих и его мать эти вопли..Он тыкал в витрину пальцем, а матери никак не удавалось его увести оттуда.
-Мама, трансформер,-Стонал он сквозь град слезинок,-Трансформер!Мне нужно такой в коллекцию!!!
-Нет!Мы уже покупали тебе на прошлой неделе.
-Ну купи еще на этой!
Ну и в общем так далее.Обыкновенная такая сцена с капризным ребенком.

***
-Заходи,-сказала мама уже у дверей квартиры,-Раздевайся и иди в зал на диван.
-Помоги!-Ответил ребенок жалостливо.
-Сам.Пора научится делать это самому.Тебе скоро в школу.Там никто одевать и раздевать тебя не станет.
Ребенок с тркудом азднлся, еле распутав туго завязанный шарф и слегка запуиавшись в перекрученных шнурках.Прошел в комнату, и, как велела строгая родительнитца, сел на диван, покрутился, посмотрел во все углы, на грязь под ногтями и так, пока не вошла мама...
-Я должна поговорить с тобой кое о чем.-Начала она сразу,-Я расскажу тебе сказку.
-Мне еще не пора спать.
-Ничего, я расскажу тебе просто так.
-А про что?
-Про жадность...Наверное...-И замялась.-Про мальчика, котррый больше всего на свете , больше мама, папы, дедушки и бабушки, любил ананасы.

Так вот...

***
Звали мальчика Никки.Было ему где-то четырнадцать лет.Жил он в большой просторной квартире с зеркальной крышей.Когда шел дождь, он видел каждую каплю, по ночам каждую звездочку.А жил он один потому, что родные ушли от него раз и навсегда, не сумев простить ему той неблагодарности, которой он платил за счастливое детство и отличное воспитание.
Комнаты полностью, от пола до потолка, Никки покрасил в оранжевый цвет его любимых фруктов.Коврики были шершавые, остренькие, напоминающие ананасовую кожуру.По всему дому были липкие пятна-он пропитывал жилище насквозь, чтобы оно пропахло насквозь.Ананасы были его культом.
Лицо его было постоянно в чем-то сладком вымазано, руки грязные от пыли, кожа покрыта пятнами от переизбытка витаминов.
Огромную подсобку рядом с коридором он отвел под склад ананасов.Там же была и заметная полочка, на которой располагалось увесистое количество тетрадей."Ананасовых дневников", как называл их Никки.

Запись от 16 марта.
"Где-то на экваторе зреют ананасы.Сборщики, эти счастливыен сборщики тропического наслаждения благоухают ароматмми ананасов.И так день за днем .Мне осталось накопить еще двадцать тысяч и я отправлюсь к своей мечте."

Запись от 27 июля.
"Смотрел телевизор, видел огромный ананас в передаче по пятому каналу.Очень жаль, что не успел записать.Повтора не будет.Напишу на студию, попрошу выслать копию за любую желаемую сумму."

Запись от 9 декабря.
"Весь мир-просто миллионы агрегатных состояний ананасов.Не замечаете?Возможно, когда-нибудь мы сумеем создать целую науку или хотя бы подотрасль биологии, посвященную этому фрукту.
Мир источает из себя запахи ананасов.весь мир включает в себя их запахи.Это совершенное органическое соединение.
Могущественный Ананас есть наивысшая Справедливость.Даже солнце напоминает лишь его дольку, а лунный цикл-просто поедание одного кружочка невидимым ртом Вселенной."

И вот все записи в подобном духе.Половина страниц заляпана ананасовой сладостью, так что буквы посмывались или на страницах просто нельзя было больше писать..

В один из дней Никки, переболев очередным гипервитаминозом, решился выйти на улицу, но не просто так.Он одел все оранжевое, распихал по карманам упаковки ананасовых освежителей воздуха для авто и отправился в первое за два с лишним месяца открытое плавание.
Думаешь, это все сказки?Но нет, это не сказки. Все живут для чего-то призрачного, сумрачнрго, настолько далекого и непонятного, или близкого, застилающего все поле зрения.Комичен или нет человеческий допинг- он как осел с шорами бредет за иссохшейся, почти полой внутри морковью.Или ананасами.В конце концов, какя к черту разница.
Сделав несколько неуверенных шагов наружу, Никки вышел на большой проспект, впервые за долгое время увидев людей живых, а не телевизионных.Первой его мыслью была:
-Неужели за месяцы моего небытия люди так и не осознали значимости ананасов?Почему они не измазаны в сиропе, почему они несут цветы в руках, а не этот неповторимый в своей душистости фрукт?
С такими мыслями, Никки, уверенный в своем ананасовом мещанстве, выбрался на просеку в людском потоке проспекта.Оглянувшись вокруг, он присмотрел себе жертву и бросился к ней, стараясь быть как можно спокойнее.
-Молодой человек,-о удача, тот остановился и Никки вскинул вверх руки на манер горячего проповедника,-Стоите, я хочу вам кое о чем рассказать.Вот вы любите ананасы?
-Да, они мне нравятсь.-Без удивления.
-Вы сильно их любите?
-Ну не то, чтобы очень...
-Как?!-Оборвал на полуслове Никки.-Вам не могут несильно нравится ананасы.-Вспомните...-Никки прикрыл глаза в наслаждении и сочно артикулировал.-Эту волокнистую мякоть у вас на зубах, совершенство цвета и аромата.-И схватил прохожего за рукав, но тот одернул руку и лишь произнеся "псих" удалился от беснующегося от гнева Никки.
Следующие прохожие были менее снисходительны к ананасовому герою-некоторые просто проходили мимо, кто-то злобно отмахивался пролетарским "недотого" или "уменянетвремени".Некорторые эстеты даже успевали вставлять свое "простите" в минуту отказа.Пометавшись так пару десятков минут, Никки все же отхватил в живот от какого-то перекачанного представителя среднего класса, после чего поспешно удалился, присев на корточки и оперевшись животом о продуктовый ларек.Голова его спешно перебирала варианты продолжения разъяснительных работ с населением, как вдруг совершенно случайно наткнулся в карманах на что-то.
-Есть идея!-Радостно шептал он.
Метнулся, чтобы не потерять запала и начал высовывать, выпихивать, вовсю обнажать перед очередными прохожими оранжевые, плотные засахаренные кубуки-кубики сушеных ананасов.Они были грязные от карманной пыли, слипшимися от телесного тепла, да теперь еще и потные от теплых ладоней.Прохожие шарахались во все стороны-им казалось дикостью поведение Никки.Наверняка они забывали, как работают по десять месяцев, чтоб потом рассказывать всю жизнь, как два месяца они провелиь в Анталии.Ну или вроде того.
-Черт!Что я делаю!-Вдруг завопил Никки и с бешеными глазами затолкал себе в рот оранжевые кубики.Их сахаристость мгновенно растеклась по жилам, немедленно заолнив тело неведомой доселе мощью.Он кряхтя забрался на постамент памятника Ленина и изо всех сил, что мог выжать из своего оргпанизма, заорал:
-Товарищи!Братья!Слушайте!Я здесь не просто так!Ананасы!Эти всемогущие ананасы ведут меня как предтечу нового мира!Подчинитесь их душистости, что не подобает реальности.Будьте верными сынами своего отечества.Сплотитесь и подчиниттесь разуму ананасов.Что бы ни случилось-еще не поздно.Встаньте с колен и идите за мной.В мир, где нет иного блаженства, где нет иного наслаждения кроме ананасов.
Ор Никки продолжался, и толпа, потихонечку концентрируя на нем свое внимание, уже было сосредоточилась, приготовившись к долгой проповеди, народ стекался все активнее, чтоб посмотреть на нового ананнасового мессию, как вдруг из толпы чья-то незримая рука направила в проповедника увесистый кусок асфальтового покрытия.
В глазаях Никки повело-камень попал прямо в лоб.Когда он очнулся, рядом стояли пара человек.Остальные толпились поодаль.
-Эх, люди,-Только и нашлось, что сказать потерпевшемуи он, расталкивая руками собравшихся, неловкими обморочными пошатывающимися шагами, выбрался из толпы.

Дома первым, что сделал Никки, был бросок к холодильнику
-Консервированные...-Сказал он.-Олухи...-Продолжжил и запустил руку в пятилитровую банку с сиропом.Через колечко ананаса посмотрел на солнце и радостно про себя отметил.-Ананасы остаются ананасами.А вот люди людьми???
-Ммм...-Поолжил Никки, блаженни запихивая в рот колечко.-К-кх-х-х-х.-Вдруг раздался хрип из его горла-ананас встал поперек.Лицо его сначала посинело, потом стало принимать красные оттенки.Никки пихал себе в гортань пальцы, надеясь достать застрявший кусочек, но безрезультатно-в результате ему просто пришлось принять случившееся и бессильно растянуться, задыхаясь на полу.Так он и умер, перевернув последней судорогой пятилитровую банку.

-Веселая истортия.-отметил, улыбнувшись во весь беззубый рот, малыш.
-Тогда возможно, что она тебя чему-то научила?-спросила с прищуром мама.-Например, что нельзя себя так вести на людях и клянчить игрушки.
-Нууу...Скорее она научила меня тому, что пора разбить твою огромную коллекцию фарфоровых кошек!А то подавишься еще!-И ликующий малыш тут же схватил в руки первую попавшуюся куколку, из расставленных в обилии по квартире, и с победным криком "ухаааа!" швырнул ее об пол, рассмеявшись вместе с разлетающимися осколками.

======================================

КОНЕЦ

СКАЗКА О КОНИДЕШМЕ (для излишне самоуверенных)

========================================

Конидешма, маленький еще совсем Конидешма, листок за листком обрывал очередное дерево.Он приходил сюда каждый день, закончив свои дела и обрывал, обрывал, обрывал.Сначала это казалось просто забавой,но в конце концов изменения стали ощутимы настолько, что невозможно было не заметить.Часть леса вблизи его дома стала совсем голой и жители стали гонять его подальше.Дядюшка Копибара даже как-то раз выстелил в него из ружья дробью.Правда не попал.К счастью.С тех пор Конидешма стал обходить лес по узкой тропинке за полкилометра от человеческого жилья, потом сворачивал вглубь зарослей ельника.Никогда больше не рвал он листьев в одном и том же месте, боясь жестокости людей...
Сегодня была суббота и маленикий Конидешма закончил свои дела намного раньше обычного и снова направился в лес.Тот сегодня будто стал плотнее.Ветви до того знакомыев своих сплетениях стали совсем другими в собственной хватке, иглы царапали лицо, непривычно жгла крапива.Он всегда стоял, предполагая, что находится спиной к человеческим поселениям, поэтому происходящее сильно напугало.
-Здравствуй.-Начал диалог голос из-за спины.
-Доброе...утро...-Ответил в дружелюбном испуге маленький Конидешма.Собеседник его оказался мальчиком лет четырнадцати, на лице был глубокий, но аккуратный. почти вертикальный шрам,за плечом сумка из мешковины, в которой тяжелело что-то неизвестное.
-Ты Конидешма, наверное?
-Да, откуда ты меня знаешь?Я тебя не видел раньше.
-Я Льялла, сын лесничего-наш домик неподалеку.Отец услышал шорохи и велел мне узнать в чем дело.-Собеседник казался дружелюбным, но с хитринкой
-Но откуда ты меня знаешь то?
-Конидешма, тебя здесь все знают.Вот и отец сказал, что если это волк, стрелять, а если это поганец Конидешма, который обдирает живые ветки, то просто гони его в шею.
-Я уйду...-Резко оборвал Конидешма.
-Да...да...Думаю так будет лучше...Вот только расскажи зачем?Зачем ты постоянно обрываешь листья?-Интонация сына лесничего, казалось и вправду выражала заинтересованность.
-Этого не объяснить в двух словах.
-Думаю мы никуда не торопимся...
-Но как же листья?
-Иначе никаких листьев больше...
Сказал как отрезал.Конидешма слегка было дрогнул-по прежнему он не знал, что можно ответить на этот вопрос новому знакомому...Внутри будто что-то упало.
-Начну тогда издалека...Я к этому приучен с детства...Когда я был еще совсем младенцем (это рассказывала мне мать), она каждое утро выставляла мою кроватку в саду под цветущие деревья-яблони, клены, липы.Я рвал и рвал эти листья.Так и привык к этому занятию.В минуты безделья я часто к этому возвращаюсь.
-Ты дурак?-Обиженным тоном.-Или нет?Ты не можешь придумать что-то более полезного?-Льялла сжал в руке палку, на которую опирался, да так, что Конидешма подпрыгнул в страхе быть ей огретым.
Нет!Нет!Нет!Постой, помотри!-Конидешма рванул целую ветку орешника, ободрав до крови кожу на руках.
-Это листья!Просто листья!-Уставившись в раскрытый кулак сказал Льялла.
-Нет, что ты!Приглядись!-И принялся расчищать массу, оставив несколько чистых листьев в ладони.
-Это по-прежнему те же листья.
-Дело не в этом!Разве это трудно увидеть?Хотя да, ведь я и сам сразу не смог это разглядеть...Смотри на этот лист..Смотри.Он еще совсем маленький, причем это мальчик, даже не сомневайся.
-Бред!-Льялла фыркнул презрительно.
-Посмотри.-И он оставил на ладони один лист.-Со временем я научился видеть этот лист сквозь сжатые ладони, по прожилкам читал их судьбу, их историю.Так много может рассказать о себе каждые из них.Иногда они оказываются на порядок интереснее многих люднй, они ничего не требуют взамен, а просто шелестят.Когда лист оказывается у меня в руке, я замечаю, как потихоньку по нему перестают двигаться жизненные соки, он бледнеет и вянет.Они не становятся сильнее от одиночества.У них те же семьи, что бывают у нас, людей. у них похожие болезни, проблемы.Они совсем как мы-смеются в полный голос и люто ненавидят.Они знают наслаждения от любви и страдания от боли.
-Это похоже на фантастику.
-Но это не так.
-Ты завис...Ты считанешь себя Богом?
-Конидешма не считает себя Богом.Хочешь, Конидешма расскажет тебе о Богах?-Голос его зазвучал уже намного увереннее.
-Говори.-Растерянный Льялла явно потерял инициативу в разговоре с непрошеным лесным гостем.
-Если кто-то и мнит себя Богом, так это люди, а уж точно не мы, листья.Ты никогда не думал, почему я ухожу так далеко в лес?
-Потому что тебя давно гонят местные.
-Как бы ни так.Местные гоняли меня и раньше, но я же не уходил.А потом я словно бы проснулся, увидел собственными глазами непридуманные истины.Я иду, иду рвать листья-я углубляюсь только до той поры, пока не перестаю чувствовать ощущения человека.Все эти свалки, кострища-разве может себе позволить это тот, кто не считает себя воистину Богом?
-Хм...-Подумал Льялла и немного ушел в себя.
-Подумай сам-разве может человек заблудиться в лесу?Конечно нет!
-Как нет?Конечно может!Это очевидно!
-Это для тебя очевидно, а для меня нет!-Конидешма сорвал еще десяток листьев и обнажил ладонь.-Разве захочет лес, чтобы вглубь него забрался кто-то, почти до самого сердца?Он скорее изрыгнет того, чем пустит внутрь.А листья, что личстья?Они просто зеленые, желтые, красные...Хм...Никогда не видел красных листьев осенью.
-Ты занимаешься пустыми разговорами.
-Прогони меня!
-Обязательно прогоню, только задам еще вопрос...
-Дуй, задавай.
Начинало заметно темнеть.Воздух вокруг становился свежее, разжижаясь в наступлении ночи.На небе рябью высыпали первые звездочки, едва заметными за еловыми лапами, обнимающие в своей тени чащу.Далеко-далеко был слышен шум автомобиля и крик подвыпившей молодежи.Конидешма от этих звуков поморщился и раздосадованно махнул рукой.
-Скорее.Тебе еще домой идти.Не хочу отпускать тебя по темноте.
-Ладно, умник, задам.Что же ты делаешь зимой без листьев?
-Интеерсный однако вопрос.Мне нравится ход твоих суждений.Зимой я просто прихожу в лес, ложусь на снег и вспоминаю лето, сень или весну, когда ветви зеленеют.Я беру с собой немного горячей воды, лью вокруг и вдыхаю запах травы в кипятке, что обнажает ее, жадно вдыхаю этот запах и раз за разом испытываю радость, становясь свидетелем смены времен года.Я тяну руки к распаренной земле,отдавая ей свое тепло.Стреляю глазами в уходящих вглубь леса зайцев.Иногда я просто смотрю на дерево и представляю, сколько было на нем листьев.Мне здесь всегда есть, чем заняться.Я ведь не ощущаю себя Богом и единственным творцом всего живого...Конидешма это просто еще один лист на ветке и не смеет ни один из Богов меня сорвать.Именно потому как он Бог.
-Ты сумасшедший...-А тьма наступала.
-Нет!-Жадными глазами Конидешма вцепилсяв Льяллу-Это просто вопрос инородного присутствия и бытия веществом.Конидешму носит ветер и моют дожди.Конидешма здесь ни Бог, ни гость, ни хозяин.Конидешма просто еще один лист.
-Отпраляйся прочь!-Злобно сказал Льялла.
-Я уйду, только дай мне расправиться с деревом.
Землю под ними покрывал ковер из мягких ворсистых листьев орешника.Хоть Льялла и стоял не шелохнувшись на месте, листья оказались даже у него под подошвами грубых армейских сапог.Листья в темноте теряли окраску и фактуру, превращаясь в безмолвные, ничего не говорящие тени.
-Я повторяю-уходи!
-Я повторяться не стану!-Рухнула стена молчания.-Ответь тогда и ты мне на один вопрос.Ты живешь в домике лесничего?
-Да!Тебе то что?
-Да так, просто...
-Я ухожу, но чтоб через три минуты тебя здесь не было.-Ветер стих и зашелестели первые шаги Льяллы.
Десять, двадцать шагов не оборачиваясь...
-Эй, сын лесника!-Окликнул Конидешма.
Льялла обернулся
-Что???
-Лес постарался и тебя выплюнуть...
-Что ты хочешь этим сказать???
-Твой дом в чаще.Это в другой стороне!-И Конидешма победно указал рукой верный путь.

========================================

Конец

СКАЗКА ОБ ОКНАХ (финальное разочарование)

=========================================

Я не могу признать нормальность одинакового вида из окна.Каждый день и так раз за разом.Невозможно понимать шум дождя в в открытом перед сном окне.Окна способны только лгать и едва ли когда-то сумеют открыть вам правду.Все эти ласковые, плетеные на диковинных машинах тюли, эти полосы на стыках двух створок-якобы уплотнители.Сами стекла с маленькими пузырьками воздуха-говорится заводской брак...Трещина от снежка или камня брошенного ребенком случайно или недоброжелателеи умышленно.
О, это окна-они само коварство.Ливень по ту сторону стоит сплошной стеной шума и отчетливо в его рокоте можно услышать лишь отдельные отчетливые капли.Но они таке далеко.И сколько ни смотри-ни одной капли, бьющей о твой карниз, не услышать.
Закрашивать простейшие конструкции замков, клеить или цеплять на кнопки сетку от блох, мух, комаров, кузнечиков, майских жуков, цикад.Да, у окон весьма разнообразная жизнь.Почище, чем иная человечья.
-Здравствуй, окно на восход...
-Здравствуй. случайный человек.С какой стороны, думаешь, ты смотришь в меня?
-Думаю с внутренней...
-Почему ты так думаешь, нерасчетливый человек?
-Потому что я внутри и смотрю на улицу.
-Но человек, разве ты должен определять. где из меня ты смотришь внутрь, а где наружу?
-Это минимум логично...
-Логично что?
-Что я внутри, значит ты-окно наружу.
-Вы, люди. в общем то всегда отличались неумением видеть реально хотя бы друг друга.Разве не я ли одно знаю, где у меня внутрення, а где наружная сторона?
-Ты окно-ты не можешь знать.
-Но я знаю.
И тысячеокая высоткам замигала на закате тысячами век.
ВКЛ/ВЫКЛ.
А за окном все по прежнему-уже четырнадцать лет льет не переставая один и тот же унылый дождь.Иногда его глотают открывшиеся форточки.Человек стоит около него и смотрит, иногда ловя блики солнца, проглядывающие сквозь сплошную подушку истерических плаксивых туч.Капли интенсивно меняют направление движения, перескакивая по воле ветров, прорезая и пластуя собой застывшее, как ягодное желе в духоте, пространство.
Все таки наверное, я очень люблю смотреть дожди.
-Здравствуй, окно на закат.
-Здравсрвуй, великий благодетель.Когда придет пора наконец-то вымыть меня, перекрасить наконец-то мои раны, очмстить их от пыли и слоя жира?
-Дождись весны, окно на закат.
-А если эта зима никогда не кончится?
-Зима обязательно кончится.
-Откуда ты это знаешь, человек?
-Я на то и человек.Дождь падает, солнце светит, зима обязательно кончится-вот в общем тот и все, что я должен знать о жизни.Остальное я могу додумать или просто подсмотреть.
-Ты необычайно мудрый человек.Но и чрезвычайно ограничен.
-Мудрость-как круги на воде, окно на закат, чем она больше, тем протяженнее ее границы.
-А зима?
-Зима обязательно кончится.
По стеклу шаг за шагом движется хорошо заметная трещина.С каждым днем топот жильцов, гул машин и трамвайных путей за окном заставляют ее двигаться все дальше.Каждая снежинка, капля, влетевшая с размаху в стекло, оставляют там свойц шажок, длиной в ничто.И вот уже тонкиее грани трещины раздвигаются по чуть-чуть, да так, что подходя к окну можно услышать еле различимый скрежет.Вот уже на трещине появляются сколы, об которые так легко поранить палец.А пройдет еще немного времени, которое никто никогда не считает, и вдруг появится еще одна трещина, которая будет один в один вторить первой, пройдет по той же криво й, как вдруг в марте или в сентябре, в государственный праздник или в будний день, когда все домашние на работе или уже спят и одна только дочка делает уроки-трещина завернет и побежит, побежит, побежит...Столкнется со второй и рраззз...
Бац!И из окна с хрустом выпадает стекольный треугольник.
-Зачем ты так кричишь, окно на север?
-Я больно, человек.Сделай же что нибудь.
-Но что я могу?
-Вылечи меня!вылечи!Или просто скажи, что со мной?
-Не бойся, окно на север.Просто тебе осталось недолго.
-Насколько?
-Ты даже представить себе можешь.
-Не пугай меня, человек...
-Не собирался, просто ты, окно на север, пережило много поколений моего рода, видело, как строится дом напротив.А теперь ты едва ли увидишь, как дети перед тобой завтра пойдут в школу.
-Это значит...?
-Это почти ничего не значит...
-Для вас???
Осталось без ответа.
И какая же это нелепая жестокость.Тебя перестают мыть, даже просто протирать.И вот наступает день и час, в который радостные, только с мороза или размореннве жарой жильцы вносят с радостными лицами нового тебя.Семьдесят на сто сорок.И радуются и идут пить чай на кухне, оставляя вас двоих глазастых наедине друг с другом.А вам в общем то и не о чем говорить.Чему окна могут научить окна???Они как люди-все что нужно уже знают.
-Здравствуй, молодое окно...
-Здравствуй, старое окно...
-Думаешь, они будут вынимать меня аккуратно?
-Мне так не кажется.Они скорее выломают тебе все проемы, рейки-кости, чем будут аккуратны.
-Зато тебя наверняка бережно вставят, замажут, протрут до и после.И зачем все это???
-Чтобы я радовало глаз.
-У окон нет я...
-У меня есть.На мне до сих пор ценник и клей, на который была посажегна марка завода-изготовителя.
-Наверняка всему свое время.
-Наверняка...
И вот через четырнадцать долгих-коротких лет окно прекращает трансляции непрекращающегося дождя и солнце встает над затопленнокй цивилизацией людей и окон.Человек хочет было насладиться им, но вода достигает третьего этажа и они, перебираясь к знакомымм повыше, подходят к призрачным перегородкам, чтобы насладиться происходящим.И что случается в данный момент?Солнце пялится в очередной оконный проем, лучи его ломаются, как в диковинной призме и рассыпаюися по всей комнате, да так, что пригорошней, линзой ли-уже не собрать.И начинаем пихать солнце по жирным от времени карманам, жадно, как в последний раз.
-Здравствуй, огромное окно...
-Здравствуй. человек изнутри.
-Давно мы не виделись.
-Да уж, давненько вы не удолстаивали меня вниманием своим.
-Просто действительно было очень холодно.
-Я плакало...
-Когда мы включали кондиционер???
-Да...Вы видели?
-Конечно...Думаешь, мне совсем плевать на тебя???
-Иногда так кажктся.-Окно обижено.
-Мы не такие...
-Раскройте меня.
-Еще рано...
-У меня швы кровоточат.
-Снеготочат...
-Не важно...
-Говорите со мной как с врагом...
Кто сумеет открыть то самое окно?То самое, из которого пронесется насквозь, через все жилище, через все здание свежий ветер, который принесет запахи яблок, корицы, свежей краски, обновления, первых весенних мух.По моему все окна со временем начинают пахнуть пылью и пластиком, будто стремятся быть ближе к асфальту, наполненному подобными запахами, тянутся к земле, но не могут пробить тонкую корочку битума, которым щедро латают заплаты каждое лето дорожные работники. в оранжевых униформах.А как бы здорово иногда было бы,-думает окно,-взять и сорвать эту корку, взять, повести ее за край волнами, стряхнуть все, поднять в воздух и уверенно подцепив ногтем, сорвать к черту вместен с городами и перемычками автострад, как запекшуюся кровь на свежей еще ране.
-Здравствуй, последнее целое окно...
-Здравствуй, человек.
-Я давно ждал, чтобы тебя увидеть.
-Да, да, мы тоже очень рады, все дела, бла-бла...
-Через тебя все видится таким настоящим.
-Да, да, конечнго, бла-бла...
-И ты такое гладкое...
-Эй,эй!Руками не трогать!
-Ладно, конечно.
-И вообще...Все!Твое время истекло.
Раздался крик "Следующий" и толпа подвинулась еще на одного человека.Мне оставалось ждать еще примерно четыре часа....Надеюсь, настроение окна улучшится.Может быть тогда удастся поговорить с ним...по-человечески...

========================================

КОНЕЦ