Сон на яву

Я как звук блуждаю
По немым просторам гетто
Геноцидно завывая
Истребляя сам себя
И в моих больших, красивых
Зеркалах Моей души
Безобразно проплывают
Бессознательные мысли
О хронических повторах
Невеселых, хмурых будней
И в дорогу собираясь
На крыльце стоит старуха
Зацепляя в свой мешок
Всех нас грешных
Всех нас душных
И упрямых сыновей
Летаргия завершилось
Знаменуя себя в последнем
Траурном вздохе
Что словно гимн
Пронесся над миром
Тоже потливо
Отражаясь в глазах
И казалось мне
И мне показалось
Будь-то и есть я
Эта старушка
Будь-то я так и остался
Смотреть, умирать
Гореть и сопереживать
Законченному кругу
Немых перевоплощений
Мучительных вращений
Предательского ножа
Во вселенской плоти