Стеклянная дверь

Знаете,я наверное схожу с ума.Как вы думаете,отчего люди теряют разум?А я вам отвечу-от страха. Я боюсь. Этот страх слишком силен,что бы его заглушить. Вы скажете что нелепо и стыдно признаваться в своем страхе?Нет,не стыдно. Когда я вытаскивал раненых и полз,таща на себе полумертвого человека в полевой госпиталь,где он приходил в себя,когда ему "по живому" начинали отпиливать ногу,я почему то не боялся. Потому что не было времени бояться.А теперь войны нет. Нет крови и выстрелов. Есть выкрашенные голубой краской бетонные стены. Много бетонных стен. Там внутри есть лестницы,двери-мириады дверей. Палаты. В этих палатах ходят Несуществующие. Это не бред. Я еще не сумасшедший,поверьте. Они проходят мимо меня,не задевая. А внизу,в реанимации лежит Он.Он лежит под громоздким аппаратом,к которому подключено несколько мониторов и тысячи трубок. Это мой страх. Когда я прихожу в палату,проверяю больных детей,я чувствую как Он стоит сзади. Смотрит в меня пустыми глазницами,затянутыми розовой кожей. У него нет глаз,но поверьте! Поверьте,он смотрит. Страшное существо. Ребенок,у которого нет мозга.Каждый день я вхожу в пустую реанимацию,проверяю барометры,электронные датчики,делаю запись состояния "пациента",подаю питательный раствор через специальную капельницу. Я сам кормлю свой страх,я сам ухаживаю за ним. Я поддерживаю температуру,что бы он не замерз,так как в его развороченным природой тельце нет центров регуляции кровяного давления. Он лежит так два года-странное существо,у которого нет мозга и нет крыши черепа,будто ее спилили.Я знаю,я по опыту знаю что с таким уродством дети погибают через несколько часов после появления на свет. А этот-живет. Живет два года. Некто положил его под дорогостоящий аппарат,который заставляет его огромное сердце вздрагивать,приподнимая кожу живота.
Когда я подхожу к нему,он розовеет. Он словно сосет из меня кровь... Маленький,лишенный мозга упырь...
Я год работаю в этой больнице,здесь слишком мало врачей и мало больных. Больные(это маленькие дети) все тихие-тихие,беззвучные. Они не разговаривают и не смеются.Их родители приходят тихими шагами,будто крадутся,и уводят или приводят детей.Здесь словно бояться громко сказать что то...

Есть еще лестница. Куда она уходит,где кончается-я не знаю. Я не раз пробовал дойти до упора,до конца,но его НЕБЫЛО. Она,лестница тянется куда то в бесконечность. Как то поднимаясь выше и выше я увидел дверь. Обычную белую дверь с непрозрачным,чечевицеобазным стеклом. За ней горел свет,и звенели голоса. Детские. Дети спорили,хохотали,визжали. Я стоял перед дверью,и внутри меня словно переворачивалось что то. Здесь в больнице всегда молчали. А за дверью был шум. Правда,шумели дети. Голосов взрослых я не слышал. Я так хотел войти в эту дверь...Я толкнул ее. Вначале кончиками пальцев,потом сильнее. Надавил ручку. Она слегка зашаталась но не открылась. Кто то запер ее... Я стоял и впивался в муть стекла,пытаясь разглядеть за ним что то. Но теней не было.Потом я спустился в реанимацию.
...............................................................................
Под аппаратом мерными ударами поднимался и опадал живот ребенка без мозга. По монитору бежали бесконечные зигзаги витальных ритмов. Этот ребенок пугал меня. Мне было страшно и около него и в других,дальних палатах. Теперь к страху примешалось некое чувство...Чувство того,что от меня что то скрыли. За стеклянной дверью.Неизвестность-это пытка. День за днем я поднимался к стеклянной двери и часами сидел возле нее. За ней звенели голоса.
Однажды я ткнулся в нее,не веря,не надеясь,просто от безысходности. Она подалась.Подалась внутрь. Кто то приоткрыл ее. Я рванулся. Я должен был,слышите,должен был открыть ее и войти,но...я не сделал этого. Я стоял перед ней и смотрел на щель из которой выползали хвостики света.Как я проклинал себя! Это было малодушие,трусость. Я не мог себя пересилить. Я не мог открыть эту дверь. В тот день я убежал от нее. Я бежал вниз по лестнице,потом выскочил на улицу и припал лицом к красному кирпичу стены. Шел дождь. Мелкий,весенний. А я стоял,впиваясь пальцами в кирпич.Та,я понял что это за дверь. Есть много видов Ада. Есть Ад Данте-с котлами и пытками; есть Ад Сартра с Другими; и есть еще вот такой Ад,где нет никого и ничего. Есть Дверь. И есть три чувства-любопытство,страх и стыд за страх. Последнее страшнее двух первых.Эта дверь показала мне самому что я вовсе не тот,каким себя считаю. Она показала мне меня изнутри;Показала что я боюсь...
.................................................................................
Я так себя и не преодолел...Ребенок без мозга продолжал высасывать из меня жизнь. Он молчал,дышал и розовел. А я стоял рядом,подавал в трубки питательный раствор и сходил с ума. Я снова и снова шел вверх по лестнице. Смотрел вниз. Пролеты между этажами были слишком узкими...В них нельзя было броситься и прикончить все это разом. А на окнах были решетки.
.............................................................................
Я стоял перед Дверью,лицом к ней. Там,внизу жил своей жизнью крошечный упырь. А впереди был Ад. Этот ад молча,как зеркало отражал меня. Я ударил в стекло кулаком. Оно зазвенело. Долго. Потом начали сыпаться осколки.Ребенок без мозга спал внизу,и наверное не слышал звона и треска. Они падали каким то потоком. Я стоял машинально сжимая в кулак рыжую от крови руку. За клыками осколков,бывших недавно стеклом двери я увидел комнату. Она была пустая. Стены и потолок были словно растворены в чем то. В ней никого не было. На полу стояла инвалидная коляска с погнутыми спицами,а на жестяной кровати без матраца лежала кукла. Дешевая пластмассовая кукла. А голоса неумолкали. Дети кричали,смеялись,хотя слов разобрать я не мог. Они говорили на каком то неизвестном мне языке.И тут я понял. В этой комнате жили звуки. Когда человек умирает,исчезает с лица земли,то остается его фантом-звук. В этой комнате прятались фантомы детей...Наверное погибших в этих стенах.
Я стоял и слушал. Я точно знал,что монстр без мозга сейчас спит,и ему снился я.
Я не чувствовал больше ни боли ни страха. Что то во мне успокоилось. За разбитой дверью весело галдели голоса несуществующих детей.