Судьба поэта Герасима. Часть3. Родео Герасима.

3.Родео Герасима.
(Укрощение Пегаса)

Над героем-Ленинградом ветер тучу собирает,
Между городом и тучей на Пегасе Гера едет…
Взгромоздился, все ж, Герасим, с помощью интриги подлой
На доверчивую лошадь, и теперь ее он правит на священный Исаакий,
Чтобы что-то там наделать нехорошее на купол…
Это Герина отметка – так коты струею метят, приглянувшееся место,
Чтоб чужой не смел прорваться, отобрать супругу Мурку,
И возрадоваться зЕло…
И, пометив Исаакий, правит дальше дерзкий дядя…
Навострился он на Мойку, очень хочет приобщиться
К «нашему всему» задаром, и частицей вдохновенья разговеться на халяву,
Что навечно там осталось, в стенах маленькой квартиры,
Где Великий умирал…
Только здесь не отломилось хитроумному сквалыге,
Не пошел Пегас на Мойку, попытался Геру сбросить,
Естество все взбунтовалось: «Помогать таланту надо,
Бездарь сам себя продавит», - думал так Пегас правдивый,
Взбрыкивая мощным задом, чтоб наездник соскочил.
Только Гера, гад, спортивный, в гриву он клещом вцепился,
Не сумев попасть на Мойку – мимоходом пролетая,
Свято место смог унизить нехорошею струею –
Никому ж не доставайся, коли я не причастился –
Чем Пегаса огорчил…
Но коняга незлобивый оправдал, по малодушью, расторопного пиита,
Мол, Герасим и не ведал, что творил, душой заблудший,
Дескать, Бог ему судья…
Так своим непротивленьем, протащил Пегас в дубравы
Благородного Парнаса, невменяемую личность,
Что, питаясь желудями и корнями чудо-дуба,
Обескровливает вену от словесности изящной,
И сужает перспективы, добиваясь, лишь, покоя,
Эволюции от жизни до кладбищенской стены…
Буря! Прочь пошла от Геры!
Гром побед не раздавайся!
Гера хочет спать спокойно,
Под Ростральною колонной,
Он там место присмотрел.
Вот так, упорством, Герасим пробился на Парнас.
Пример достойный подражания.