Сумерки и твоя фотография

От твоей фотографии у меня наворачиваются слезы. Иногда они освобождаются, иногда остаются в ресницах. Я вижу девочку, которая должа была стать счастливой несколько лет назад, и быть счастливой сейчас.
Было время, мы с судьбой плевались друг в друга, и у нее получалось лучше. Сейчас уже не до того. Судьба не всесильна, но мне кажется, иногда она проворачивает какие-то интрижки за спиной у Бога. Не уверен, что с ней можно договориться… В любом случае, с тобой мне говорить интереснее. Жаль, что моя речь часто меня подводит.
Когда я вижу неприкрытую честность и доброту, мне становится еще более стыдно, чем от неприкрытой наготы. Я бы смотрел в твои глаза очень долго, но после этого я совсем ничего не смогу делать. Пусть я и сейчас знаю – что бы я ни делал, это неправильно. Наверно, просто привычка.
Я ни разу не рискнул зайти в церковь, притом, что почти каждый день прохожу мимо них, наставленных в ряд в моем районе. Я никогда не задумывался, почему мне нравится гулять именно здесь, рассуждая с кем-то черт знает о чем в привычном мне атеистически-циничном тоне.
Мне оставалось надеяться, что Бог не обидится, когда я предпочел видеть тебя вместо него, но потом оказалось, что это невозможно. Теперь, глядя на вас обоих, я пытаюсь понять, вижу ли хоть кого-то из вас.
Сумерки. Фото. А завтра утром лживое солнце снова будет убеждать меня в том, что не стоит рассуждать на такие темы. Когда свет слишком яркий, почему-то кажется, что все вокруг легко. Ложь невесома, как этот свет. Утро. И я скажу себе, что это просто твоя фотография. «Утро» и «просто» - синонимы. Давай ждать хотя бы сумерек, а лучше ночи. И надеяться, что в скором времени нам не будет стыдно от неприкрытой честности и доброты.
Это твоя фотография. Привет! А это мои слезы, застывшие в ресницах. Не стыдно. Это сумерки и то, за что я их люблю, как бы это ни было порой грустно. Привет.