Свободен

Свободен, не ищу ответа,
Забыт небесный идеал.
А жизнь моя в остатке лета
Увязла в щелке одеал.

И в жалкой доле обладанья
Не вспоминая прежних лун,
Благословлю твои желанья,
И твой, по детски, чистый ум.

Улыбки девы безразличной
В ночи хмельной - луны бледней,
А сердце резанное бритвой-
Мудрее, милый друг, мудрей.

Забыть! – Вот прелесть эти мысли..
Любовь должна увять и скиснуть.
Тогда она родится плодом,
С потребностью в моих уходах.
Иль плодом мертвым, бездыханным
Без боли в сердце, без мечтаний.
И уплывут былые вздохи
Без лишних ахов или охов.

Когда ж сыщу тот край желанный,
Где сердце взрадует покой,
Где нет тоски, где нет страданий,
И где не слышен скорбный вой?

Там далеко, на перепутье
Духовных и плотских начал,
Посланник неба с лирой звучной
На камень преткновенья встал.

И тут же вся земная похоть,
И страхи жизненных потерь
Снесли к плоти былые вздохи.
Куда бежать, как быть теперь?

Все, насмотрелся я вдостаток
Греховных дел. И сам греховен.
Где ж доброты худой остаток,
Где слава доли благородной?

Взлететь бы в несколько мгновений
Туда где нет предела дням.
Меня б там встретил чудный Гений-
Создатель неба и огня.

Там с Ним покоем заручившись,
Не требуя ни славы, ни наград,
В познании духовным обручился,
И не искал б путей назад.

Здесь в суете земли беспечной
Тоскует бедная душа.
Дождется ли свободы вечной
Надеждой тайною дыша?

О, небо – ты моя обитель,
Мной не постигнутый кумир.
Я, недостойный твой проситель,
Готов покинуть тленный мир.

Так забери ж, соделай милость,
В небесный край Твоих сынов.
Чтоб боль проклятия забылась,
Исчезли немощи умов.

О дочерях не говорю я –
Ты Сам их разум сотворил,
Любовью жизнь земли балуя,
Из страсти негасимых сил,
С кости, где нет ни грамма мозга,
А любопытства – беспредел.
Ты их лепил из кучи воска,
Из слез, истерик и потерь.

К Тебе я рвусь как волк голодный,
От пут избавленный щенок.
Так поддержи мой ум холодный,
Моих восторгов хоровод,
Когда взлечу душой разбитой,
Надежду бережно храня –
Увидеть то, чего не видел,
Познать Того, в ком жизнь моя.

А здесь, Тебя уж не прошу я
Неблагодарный мир спасать –
Он стоит Иуды поцелуя,
И носит Каина печать.

Одно прошу, мой Святый Отче,
Соделай путь скорбей короче
В пределы вечного чертога.
Где у прощающего Бога
Вновь обрету покой и силу.
А Он утрет рукою милой
Слезу истоптанных веков.
И фальш замученных стихов
Простит омытому поэту.
И я паду за все за это-
Перед очами светлых ниц
В любви истерзанных страниц.

Сюда ж вернусь во славе неба
И принесу вам на руках
Вино и пять лепешек хлеба,
И слово, что навеет страх.

Тогда и сбудуться знаменья
Веков прошедших на земле:
Тела познают воскресенье,
Глаза найдут свое прозренье,
А мир погаснет в серном зле.