Таинственная прелесть увяданья (3)

Я - бесконечная идея
в обличье мяса и костей;
освобожусь от них скорее,
чтоб возвратиться в мир идей,
в тот мир, где строгое стремленье,
где нет ни страхов, ни страстей,
где светит солнце, и сомненья
не мучат духов и людей,
да, плоть и кровь меня связали,
не в радость путь мой был мне дан,
исполнен боли и печали,
сижу как странник на вокзале,
сжимая ветхий чемодан,
чтоб напоследок не украли…

Пора? А может не пора?
Меня смущает участь злая:
всю жизнь - то будто умирать,
то оживать, не умирая,
то вслед бессмысленной вражде
смотреть с презрением беспечным,
то вечно думать о тебе,
то забывать тебя навечно,
то в исступлённом мятеже
пороть любовную горячку,
то биться в кровь на вираже,
то вновь впадать в глухую спячку…

Как на картине жизнь моя
скользит, едва цепляя душу,
как будто я - уже не я,
и вновь обрёл родную сушу,
как будто греюсь у огня,
встав на прикол у старой верфи,
а ты всё дальше от меня,
воздушнее и эфемерней…

Не сам ли я тебя создал?
Из небытья извлёк на ветер?
Где стар и млад, велик и мал
плетут кармические сети,
чтобы в них запутаться самим
и вырываться в исступленье?
Ни разу не был я любим
и не остановил мгновенья;
они любили не меня,
а что-то внешнее, мясное,
с повадкой рыжего коня,
самолюбивое и злое,
любили лишь издалека,
лишь голос, запахи и тело -
оно увяло, постарело
и ждёт последнего звонка,
оно становится чужим,
а я внутри и полон силы,
хочу я снова быть твоим,
хочу, чтоб ты меня любила.
и, взяв как пёс твои следы,
лечу по ним до поздней ночи…

Люблю ли я?
Или охочусь
под свет Рождественской звезды?

Ушла счастливая звезда,
пора безумная минула,
я снова стар, как никогда
и… чуть не падаю со стула…
И снова козни Орденов,
друзей иудино лобзанье,
сухая ненависть врагов,
и назиданья дураков,
и бесполезные терзанья,
и прах поруганных могил,
и вечный зов из-за порога,
как будто не хватает сил
уйти, не подведя итога,
уйти, не завершив дела -
песчинки мелкие в сосуде,
а голова - почти на блюде,
ждёт, чтобы ты за ней пришла…

Я - безначальная идея
в обличье мяса и костей,
я в теле непрестанно зрею,
чтоб возвратиться в мир идей,
подобно бабочке крылатой
я воспарю над естеством,
взойду туда, где был когда-то,
вернусь туда, где я знаком,
был, буду, есмь –
я весь - движенье,
рождаясь там, кончаюсь тут,
повсюду я найду приют,
ни страх, ни страсти, ни сомненья
моё сознанье не убьют:
в Любовь поверив,
а не в страх,
пускай оно пребудет в Боге:
меня Он встретит на пороге
и душу взвесит на весах…
Не бойся смерти, сын природы,
когда Её услышишь глас:
Она - залог твоей свободы,
Она одна излечит нас
от демона обособленья,
от яда грешного в крови,
Она приносит нам спасенье
и возвращает нас к любви.
В своей юдоли невеселой
своим я судьбам властелин:
я – грешный сын Земли тяжелой
и неба звездного я сын.
2008-09