Те образы будто вошли в мое Я

Те образы будто вошли в мое Я,
Я стал рассуждать и звать сам себя,
Привычная сущность иной стала враз
Она как аспид обвивала всех нас.

Бил свет, были звери отчетливо слышны
Смотря в эту кажесть я сделался лишним,
Не то одиноким, ни то со всем миром
Сливаясь как Высшее с неким Эфиром.

Как гиперборейная страсть нарастает,
Так таят иллюзии, лишнее тает,
Они растворяются в этом Эфире,
Струящейся плазмой в тягучем зефире.

И мысли все больше пальпируют мозг,
Как только захочешь понять в чем вопрос.
Ты станешь бороться с самим собой,
Как два гладиатора жаждущих бой.

Ты будешь пытать подчинить себе дым,
Как гном с Гулливером один на один
Но сущность останется непримиримой,
Гуахо научит искусству быть смирным.

Путь долог и длин в визуальной Вселенной
Всё тянется выше тропою степенной,
В ней свет преломляясь пронзит бесконечность,
Конической формой обрушится в вечность.

Останется яркость незримая глазом,
Рассеются звуки мгновенно и разом.
Мы будем над пропастью стоя лежать
И облако дыма безмерно вкушать.