Торговля не стоит на месте

Костяшки с приятным звуком скользят по струнам счетов и стучат об корпус. Э, постойте, я знаю, что вы собираетесь делать. Я побежал, счастливо оставаться.
Торговля не останавливается никогда. Такси! Поехали. Покажу офис.

Александр – такое мужественное имя, и такой… менеджер. Даже обидно становится за Суворова, например, или Македонского.
- Так, Саш, вот список нескольких компаний, свяжись с ними, если надо – съезди, переговори лично. Понял?
- Понял. Будет сделано.
Сделано. Вот и вечер.
Почему они держат меня за идиота? 8-927…
- Да, Марин, я опять. Свободна сегодня? А что такое? Ну да, понимаю, конечно. А когда? Так, все, женщина, всего хорошего нахуй, хватит с меня.
Александр головою поник. А костюм зато красивый, только сейчас оценил, когда больше оценить нечего.
Он зашел в магазин, его тут же оседлал продавец-консультант. Они все отличные парни, и девушки, - просишь что-то подсказать, и он устраивает тебе шоу достижений техники, или винопроизводства, или чего угодно еще.
- Сэр, у нас! Для вас! Специальное предложение по удобной цене. Посмотрите, это кукла, сделанная на заказ с вашей бывшей любовницы!
- Правда? А кто заказал?
- Она и заказала. Мы случайно узнали, как она в вас влюблена, сэр! – консультант улыбнулся так, как будто он и сам влюблен в этого сэра.
Александр задумался. Потом сказал:
- Нет, спасибо, обойдусь без куклы.
Он вышел из магазина и набрал номер.
- Настена, привет! Ты ведь не против, если я сейчас к тебе забегу?
- Нет, конечно, мне как раз нечем заняться! Рада буду тебя видеть. Как ты там?
- Неплохо. Что это за шум?
- Ааа, это мой приятель. Да, неуклюж немного. Ничего, он уже натягивает трусы и исчезает. Да, у меня найдется перекусить. Давай, приходи!
Александр взял такси, и вот уже он звонит в дверь, которая сразу же открывается. Настя стоит на пороге в халате и улыбается.
- Проходи, пожалуйста. Борщ свежий, пюре, жареная курочка, и у меня новая комбинация! – Как вы думаете, насколько широко способен улыбаться здоровый человек? Да, неважно, сейчас речь не о них.
Саша ест. Саша умеет потреблять пищу с невероятым смаком, так, что даже Макаревичу захочется домашних щей.
- Саш, представляешь, я сдала все экзамены. И еще, мне сказали, что я далеко пойду в экономике? Ты рад?
- Да.
- О чем ты думаешь?
- Как бы получше тебя нагнуть?... Что-нибудь необычное…
- Ооо! Я подожду тебя в спальне. Может, придумаю что-нибудь, - она крутанула задницей и ушла.
Саша доел, и вдруг его осенило. Господи, да! Именно так!
Он пошел в спальню и долбил Настю дольше и яростнее, чем ей обычно снилось. Она повыбивала стекла своим отчаянным визгом и пошла умывать лицо.

Саша вернулся домой довольный, и сел жрать перед телевизором. Он изрядно вымотался на этой безрассудной телке, хотя покормила она его, надо сказать, очень крепко. Ну, крепко покормила – крепко и засадил!
Хороший вечер.
У него было приличное кабельное. Не менее приличное, чем сиськи Насти. Да что ж такое то?
Настя написала sms, потом еще один. Любит и ждет следующей встречи.
Саша задумался, накладывая в макароны кетчуп, потом откусил сыр, и написал: «милая, прости, пожалуйста, но я люблю другую», и переключил канал. Показывали «формулу-1». Засыпать вполне сойдет. Завтра снова на работу, и снова продавать.
Пожалуй, я несу людям доброе и светлое, а именно – удовлетворение основных потребностей.
Каждый торговец, наверняка, считает свой товар чрезвычайно важным, с таким же четким убеждением, как препод считает самым необходимым в жизни именно его предмет, даже если это черчение.

На следующий день Александра посадили в машину и отправили далеко – расширять фронт работ.
- Здравствуйте! Компания «Мэджик», все для компьютера, офисное оборудование, так далее…
- Здравствуйте. Мы открываем офис, нам нужно…
Саша все записал, они поставили подписи. И ради этого он тащился в такую даль. Он просидел несколько часов в машине и едва не подавился своей скукой. Настя развлекала его слезными смс’ками, он отвечал, что все у нее будет хорошо, а смысл собственной жизни понемногу гнил в дорогах и подписанных документах.
А теперь – снова дорога. Настя перестала писать сообщения, и стало еще скучнее. Вот ведь сука, уже и забыла. Наверняка ревет в жилетку какому-нибудь студентику-второкурснику. Бедный парень, иногда приходится стать настоящим садистом по отношению к своему мозгу, если ты не враг своим яйцам. Александр представил эту ситуацию, отсос со слезами на глазах, и ему стало ощутимо веселей.
Хм… Нет, жаль, конечно, девушку. Хорошая жена будет, возможно. Многое умеет…

Что здесь творится? Толпа машин иностранных марок, похожей на ту, в которой едет Александр. Наверно, все они тоже готовы что-то предложить, думал он, и все это кому-то нужно… Странная мысль. Конечно, на планете куча людей, и всем им что-то нужно. Он попытался представить, сколько людей в данный момент производят все эти вещи, которые он и ему подобные продают. Что-то голова разболелась. Ах, как же, черт возьми, не вовремя!
< Опилки, куски металла, лязг… в пизду, позже сделаю… Давай нахуй, гни спину, солнце еще высоко… смех… откуда-то появляется компьютерный стол… Кровь из губы, съел, падла? .. налейте там кто-нибудь, алес на сегодня… >
Александр очнулся. Кошмарный сон, сквозящий сквозь реальность. - надо спать в удобной позе.
За окном мелькали поля, леса… Леса. Будущие компьютерные столы… Какая интересная штука – мир. Сегодня – дерево, завтра – лист бумаги, послезавтра – мусор…
Александр начал переться от интеллектуального онанизма. Это всем нравится, но он так не считал. Уникальность! – вот что делает человека личностью. Не деньги, не престиж, хотя, надо сказать, Александр имел и то и другое, и вообще он много чего и кого имел, но, глядя на эти деревья, просто нельзя думать о таких вещах. О! Вот это деревце – вылитая подставка под CD. Ха-ха!
Еще один клиент успешно обставлен офисной мебелью и снабжен компьютерами. Прошло три дня. Хоум, свит хоум, - сказал Александр, заходя в квартиру. Он позвонил Насте, но она не взяла трубку. Тогда он позвонил ее подруге Ксюше, и сказал, что хочет выпить вместе вина. Ксюша пришла, они выпили, и следом Саше захотелось засунуть в нее язык, о чем он непременно сообщил.
Лежа в постели после перекура, они смотрели друг на друга, и Ксюша спросила, почему он бросил Настю, только честно, что в ней не так.
- Ну, понимаешь…

Милый, какое чистое небо, и свежий воздух, и так хочется сказать: «Я люблю тебя! Жизнь!» Тебе смешно, милый? Ты же говорил, мне не хватает чувства юмора... Ой, как прохладно здесь! – перед ней открытое окно, халат развевается, она смотрит на свои ноги. Вроде ничего. Потом смотрит вперед.
Мне кажется, я не худшее, что у тебя было… Понял ты?!!
< А-адьо-ос! Не грусти, амиго, не скучай не верь не обещай… >
Смотри, милый, как я умею! Надеюсь, ты оценишь по достоинству мой внутренний мир. Если его не уберут к утру.

- Короче, Саш: Настя прыгнула в окно. Все. Конец истории.
- Что за?.. Ты серьезно?
- Да. Что делать?
- В смысле – что делать?
- Проехали. Давай спать.
- Подожди. Пошли покурим.

На следующий день Александр тупил в офисе, и изредка делал вид, что работает. Он чувствовал что-то вроде отчаяния, и вечером решил, что нужно извиниться перед Мариной за свои тогдашние ругательства. Он позвонил, и как-то случайно рассказал про Настю. Марина согласилась встретиться, и постаралась всерьез уверовать для себя, что Александр ни в чем не виноват, что сделало ее брезгливость к нему еще более сильной. Бедный, он даже сейчас хочет ее трахнуть, только и всего.
Весь вечер они говорили о том, как сложно человеку предвидеть последствия своих, совсем безобидных, кстати, действий…

Она сказала, что хочет помочь ему, а не раздвигать ноги, и Александр пришел домой и нажрался. Он вспоминал Настю, перечислял ее плюсы и смотрел что-то по телевизору. Потом вспоминал Марину, перечислял, почему она ебучая блядь, и продолжал пить.
На работе на следующее утро он не появился. Продажи упали, директор в ярости и вообще все катится к чертям, да, Сашенька? Это Марина позвонила узнать, как у него дела. Засунь себе в задницу свое сочувствие – ответил Саша и положил трубку. Потом звонила Ксюша. Он спросил, встретится ли она с ним сегодня – она сказала, нет, хватит.
Александр купил еще бутылку пива и вдруг увидел перед собой магазин, где ему предлагали куклу.
- А, вы вернулись! Рады видеть. Что желаете?
- Кукла осталась? Ну, та, моей подружки.
- Да, конечно. А что, она вас бросила, извините за бестактность?
- Она бросила всех.
- Правда? Вот ведь какие суки бывают на свете, да?
Александр разнес в клочья его еблище, забрал куклу, кинул деньги на пол и ушел домой.

Поставив пиво на ковер, Саша сел на колени перед куклой и начал говорить. Он извинялся за то, что не разглядел ее ранимую душу, и обещал говорить с ней каждый день, если она простит его и захочет выслушать.
На следующее утро он вышел на работу. Контракты не клеились, возможно, потому, что у Саши на лице было написано «Я в полной заднице». И это было правдой. Жаль, что не все оценили его честность…
Вечером он случайно встретил Марину, она сказала, «ты неважно выглядишь».
- Да что ты! Как же я сам не заметил! Может, слижешь с меня налет усталости?
- Это не усталость, ты сходишь с ума.
- У меня сложный период.
- Что такое? Никто не открывает новые офисы?
- Ты знаешь, в чем дело. Как теперь это исправить?!! – он перевел дух. – Мне сегодня звонили ее родители. Сказали, что им кое-что известно о наших с Настей отношениях, и они хотят меня навестить.
- Ты удивишься, если я скажу, что знаю, кто растрепал?
- Кто?
- Ксюшка. Молодец такая, и на хуй села, и сучьей своей сучностью не подавилась.
- Да уж… Я говорил, что люблю тебя?
- Да. И больше не надо. Мне пора идти. Всего доброго тебе.
Марина поцеловала его в щеку и ушла.

Александр получил небольшой отпуск «в связи с гибелью близкого человека», и благополучно его пропивал. Он пересматривал свои старые школьные и институтские стихи, пропитанные болью неразделенной любви, и читал их кукле, разговаривал с ней, а потом смеялся сам над собой.
Пришла Ксюша с родителями Насти, и понеслось.
- Что вы натворили, подонок, ах, как же так, как же мы теперь без своей кровиночки, ты ж скотина, обманул ее, все вы падлы мужики, одинаковые, - тут муж уставился на жену строго из-под своих тонких очков, и продолжил, - слушай, умник, ты у меня последний смысл жизни отобрал…
- Да вы философ!..
- Заткнись! Я надеюсь, жизнь и тебе покажет свою огромную целлюлитную задницу, как у моей жены, на вот, взгляни, пусть тебе будет страшно!
- Ради бога, господа, я, честное слово, клянусь офисной техникой, не знал, что так выйдет. Постарайтесь меня понять – я просто люблю другую… - Саша склонил голову.
- Ты, похоже, эту другую так сильно любишь, что даже не погнушался куколкой, - сказал мужчина и прошел в комнату. Ах, какое он изготовил ебало, просто не рассказать! По высшему разряду.
Потом муж с женой сели на кровать и закурили. Они рассказали, какой умничкой росла Настя, и какие надежды они на нее возлагали, в общем, то, что обычно говорят о своих детях.
Они плакали. Потом встали и молча ушли. Ксюша, наблюдавшая за этим, кивнула Саше и тоже пошла. Александр остановил ее в дверях и затащил обратно в квартиру.
- На хрен ты это сделала, сука?
- Они должны знать, и не винить свою горячо любимую дочь, как ты не понимаешь?
- Тварь, я тебя разорву!
- Ах, ну конечно, как же я не догадалась. Уже в предвкушении, - Ксюша хитро улыбнулась.
Саша нагнул ее прямо в прихожей и излил в нее всю свою злость. В переносном, конечно, смысле. Ксюша, в приступе нежности, потащила его в кровать и стала играть с успокоившимся членом.
- Милый, тебе понравился мой розыгрыш? – спросила она, поцеловав его в губы.
- О чем ты?
- Об этих несостоявшихся актерах, милый! Ты так сильно любил Настю, что даже не знал, что она сирота. Ее родители погибли, когда ей было 8.
- Что??? – Александр поднялся над ней и несколько раз ударил кулаком по лицу. Ксюша смеялась, потом плакала, потом и смеялась, и плакала. Он выгнял ее на лестничную площадку голой, а одежду надел на куклу.

Он снова стоял на коленях перед этой куколкой, очень похожей на Настю, и просил прощения, а потом продолжил пить. Он потерялся и пришел в себя только на следующий вечер.

Александр позвонил Марине и попросил встретиться. Просить пришлось долго, но она согласилась. Он предложил не сидеть в душных кафе и просто прогуляться.
- Неважно выглядишь, - сказала Марина. – сложный период.
- Еще какой! Марин, пожалуйста, поедем ко мне, ты нужна мне как никогда!
- Ты уже это говорил раньше.
- Ну хочешь, встану на колени? Хочешь? А хочешь, я буду облизывать тебя всю ночь? А?
- Перестань, Саш, это становится пошлым. Давай лучше купим чего-нибудь перекусить.
Саша повел ее по знакомой улице, купил по дороге какую-то выпечку и завел в знакомый магазин.
- Что мы здесь делаем, - спросила Марина.
- Это очень важно.
Продавец-консультант выскочил сиюминутно, и ослепительно улыбнулся.
- Как вам эта женщина? – спросил его Александр.
- Прекрасно! Великолепный образец!
- Образец??? – переспросила Марина, подняв брови.
Консультант кивнул, и обратился к Саше:
- Вам нужна такая?
- Да.
- Александр, хочу вас обрадовать! – продолжил консультант, - мы подсобрали информацию и предупредили ваши желания! Да-да, торговля не стоит на месте. Вот ваша кукла.
Он достал из-за прилавка голую куклу Марины. Настоящая Марина вскрикнула, харкнула Александру в лицо, ударила консультанта, забрала куклу и выбежала с ней из магазина. Саша побежал за ней, но было поздно – Марина выбросила куклу на дорогу, и какой-то автомобиль проехался по ней. Александр закрыл руками лицо.
- Сука, ненавижу тебя, тварь паршивая! –крикнула Марина и убежала.
Александр расплатился с продавцом и поплелся домой.
По дороге он зашел в один бар, в другой, и пришел домой поздно. Он сел рядом с куклой Насти и стал шептать ей нежные слова, дыша перегаром. Она молча сидела перед ним на кровати, в ксюшиной одежке, красивая, обворожительная. Саша не умолкая шептал ей на ухо, гладил ее плечи и целовел шею.
Он аккуратно расстегнул блузку, снял ее, продолжая говорить. Нежные слова никак не заканчивались. Он стянул с куклы коротенькую юбочку, начал целовать ее ноги, потом аккуратно стянул трусики и придвинулся ближе.
Александр тяжело выдохнул и заплакал, закурил и сел рядом с куколкой на кровать. Не докурив, с горечью отплевался и выбросил потухшую сигарету в корзину для мусора. Потом он развернул куклу лицом к стене, начал лизать ее шею, спинку, ягодицы. Он был в отчаянии.
Светало. Солнце освещало двор приятным розовым светом, обещая замечательное утро.
Александр навалился на куклу сзади и начал медленно, нежно ее натягивать.

Я вообще не

Я вообще не люблю длинные рассказы, ну…длинные в моем понимание это те где надо прокручивать колесиком мышки и следить за ускользающими словами…но этот я дочитал до конца и это действительно то что я хотел увидеть, я даже усомнился в своей гениальности)) На мой взгляд, написано очень талантливо, у меня бы так не получилось.

Спасибо. Я тоже

Спасибо.
Я тоже не люблю длинные рассказы, но иногда увлекаюсь ))

...Ну,Дао...Вы

...Ну,Дао...Вы сами тот еще "панк"...а вообще душевно.

Герина, а я

Герина, а я разве отрицал этот "титул"?))
Спасибо.