Триптих неоднозначного мнения и вообще не очень интересно.

Метель

Ууу, закрытый дом, сын недобрых рук.
Брат напрасных дней.
Друг пустых людей.
Под пустым столом незаметен стук
Коченелых рук.
Бьется метель, как юрода всклокоченный,
Снегом плюется, рубит пощечиной!
Вьется на шее, тянет, как плеть,
Белая, мягкая, рыхлая смерть.
«Эй, безносая, тащи сюда свое рыхлое рыло!
Белой неси мне, пока не допила!
А то повсюду разлила, а дорогому гостю…
И еще полкапли… И вприкуску костью…
Ааа, а во мне она не бьется и не мается,
И не плачет, не взрывается,
Только ребра режет и наружу лезет каяться,
Не хочу! Да вроде полагается.»
И грызет, и колет грязный лед,
Пересыпанный белой крошкою.
Черным языком черный день сосет,
И кружится, смеясь, с белой мошкою…
Вот он танцует уже в хороводе
В бесовском круге, в бубновом звоне.
С смехом кричат: «Мысли делают больно,
Выброси их, силы будет довольно!
Вынесем в люди не теплой груди,
Звание, бабы, картуз, сапоги!»
Он что-то шепчет и снегом кидается,
Смотрит под бровью, хрустит, улыбается,
Белую кость достает из-под кожи:
«Вас мне и надо бесовские рожи!
Рожи безротые, дыры безглазые
Шлемы железные, когти терновые,
Сыплются головы, лезут все новые!
Хохотом сыплются рыком картавые,
Давят…
«Да, я пропал, но на то Божья воля!»
Ломает и режет бездонное поле,
Каждым куском отмечает овраги.
Бедные детские снежные бабы.

Мнил себя…

А душе плевать на беретик
И на сборный венчик из терна,
И на твой лавровый букетик
За то, что все так просто и верно!
Если хочешь сделаться больше,
Если хочешь думать честнее
Одеяло нужно потоньше,
Яму надо рыть погрязнее,
Чтобы слышать землю под ухом,
Чтобы свято чтить себя мразью,
И тянуться к солнцу всем духом,
Сердцем, перепачканным грязью.

***

И бьется, и кричит под тяжестью плетей,
За наши прегрешения в ответе,
Все лучшее и доброе на свете
На пике лучших мыслей и идей.

Действительно,

Действительно, очень талантливо и ново.

Ой, а кто это у

Ой, а кто это у нас такой талатливый появился?! :))