Укроюсь в шорохе гардин, хлебну ночного мрака...

Укроюсь в шорохе гардин,
Хлебну ночного мрака.
Кромешный мрак - мой Господин,
А я - его собака.

Он лишь поманит за собой
Беззвучной темнотою
И тянет в мглу рассудок мой,
Лишившийся покоя.

От солнца щурю я глаза,
Лицо нелепо морщу,
И пячусь к сумраку, назад,
Иду к нему наощупь,

Пронзая взглядом царство тьмы,
Шагаю в неизвестность,
И не бегу, как от чумы,
В рассветную окрестность.

Меня влечёт кромешный мрак -
Мой Господин - лукаво.
А, может, преданность собак
Ему и не по нраву?

Но в свете солнечного дня
Загадок нет в помине
И день наводит на меня
Привычное унынье.

И я во мрак бежать готов
До внеземного края,
Больших и Малых Гончьих Псов
Спокойно обгоняя,

И, предвкушая новизну
Того, что мгла сокрыла,
Я буду лаять на Луну,
Чтоб больше не светила