Ушедшему.

Часы напугали своей тишиной,
Вода разлилась ручейком по столу.
У мышки за серой, пушистой спиной
Два глаза голодных, подобно огню.
Мне все равно, сижу в темноте,
Упрямо таращусь на небо в окне.
Любовь умоляю заткнуться,
Чтоб в этой тиши – ночной глубине –
Мне больше никак не проснуться.
Не верю, конечно, что выдержан тон,
Границы захвата давно уж закрыты,
Твой долгий, удушливый, сладостный сон
Заставил меня быть убитой.
Часы не идут уже несколько лет.
Вода, где была, там исчезла,
Про мышь и глаза не знаю ответ
И краска с окна вся облезла.