«В небесах моих прихотей пусто-высоких...»

В небесах моих прихотей пусто-высоких
О, опасная роза, ты светишь звездой.
Из колодцев-глазниц, из расщелин глубоких
На твои лепестки я гляжу день-деньской.

Я впивался в холмов светоносные жилы,
Как впивались поводья безумных возниц
В руки их, тех, собравших последние силы,
Перед тем, как упасть со своих колесниц.

Но все тропы — лишь вниз, все дороги — в долину,
И к вершинам сияющим доступа нет,
Всё есть в Греции, но
всё же сходятся к Риму
Все дороги последнюю тысячу лет.

И когда змей дорог меня выведет к морю,
И настанет затишье, и спустится ночь,
Я в волнистом стекле к своему буду горю
Свет звезды наблюдать — уносящейся прочь.