в тишине

Этой ночью под кожей иначе пульс.
Ты сдаёшь своё лоно под псарню для гончих псов.
Я ушёл в кругосветное, но вернусь,
Когда стрелки вырвутся из часов.
В голове был низложен последний царь.
Я зашёл в своих опытах слишком уж далеко.
Не зови в мужья, не дари кольца,
Не копи для первенца молоко.
Наломали дров на сто злющих зим,
Но сдаётся мне, тебе меня хоронить.
Закажи тогда розовый лимузин,
Гроб на крышу и на ремни…
Повези меня дальше седьмых небес.
Повези меня глубже, чем там, где нефть.
Повези в бессонницы поэтесс.
В тишине, в тишине, в тишине, в тишине…

стоило

стоило прочесть первые строки - и в голове родилась полуфраза-полуобраз: "красота недорезанных вен".потусторонняя какая-то красота в твоих стихах,они завораживают!

Я из тех, кто

Я из тех, кто относится к поэзии не как к ремеслу, не как к тому, над чем надо работать, а как к магии, шаманизму... То, что пришло в момент пограничной ситуации, не может быть отредактировано, ибо это будет являться искажением истины.

Melhiades, и вновь

Melhiades, и вновь вынужден признать твою правоту (в последней фразе).
"Работать" - это не обязательно редактировать. Я тоже не редактирую, но в момент написания первой строки думаю о том, чтобы избежать повторов ранее сказанного мною же.
Работа над стихами в принципе вещь на грани возможного. Стихи меняются вместе с человеком. Тяжело написать что-то новое, оставшись прежним.

Согласен, что

Согласен, что красиво, но надо дорезАть, или не трогать лезвие