Василию Шукшину

Шукшину.

Это было давно, но по-прежнему,
Пред глазами вживую стоит –
Деревенский в Москве по нездешнему,
Что-то думает и говорит.

Все вопросы его неудобные,
Все про совесть и чувство земли:
«Ах, березоньки одноутробные,
Вы печаль от меня отвели»

И идут по земле его чудики,
Ищут праздник и свой идеал,
Он уверен, что все у них сбудется,
Ведь с России натуру писал.

Но писать, лишь, полдела заветного,
А попробуй, в них душу вдохни,
Позови, покажи даль, им, светлую,
И прими и добром помяни.

Помянул и позвал. Сердца полного,
Сердца полного был тот мужик,
Сколько тягла он нес непритворного,
И устал. Раньше времени сник…

Разиюлилось небо над Сростками,
Над Катунью полуденный свет,
И березы своими подростками,
Шепчут Васе девичий привет.