Всё.

Я всё тебе прощаю, и нечего больше плакать,
прокралось вдруг сквозняками прощанье, упало на пол
и на поворот обратно не стоит себя тратить.
И ладно. Нам будет память
служить тяжкой сбруей, камнем,
что не посмеешь сбросить,
как ножь, полюбившийся, в сердце
опорой для жизни станет: ранит,
но заставляет двигаться, дарит
ещё боли...