Я - алкоголик!

Нехороший человек рядом ходит,
Непохожий на других, очень страшный,
Он трясется, он сплошная пародия,
На меня, когда я духом упавший.

Он мне в душу залезает нахально,
Он глядит всепроникающим взглядом,
Не укрыться от него даже в ванне,
Как ни рвешься, - он всегда со мной рядом.

Я кричу ему, навзрыд: « Эй, довольно,
Отпусти меня из лап своих грязных,
Я устал, мол, я желаю на волю,
И со мной таким манером опасно.

Я ж возьму сейчас чего нибудь в руки,
Да огрею, чтобы впредь, неповадно»
Но хихикает в ответ, вроде суки:
«Ну и пусть»,- вещает дальше: «и ладно»

И, при этом, подает в руки бутыль,
Параллельно строя рожи и хохмы,
«На, хлебни, и, сразу, все позабудешь,
А, иначе, ты рискуешь издохнуть.

Потому, как, я твое отраженье,
В перевернутом твоем диком мире,
Потому, что, я являюсь лишь тенью,
На стене, в твоей убогой квартире»

Надоело мне все это изрядно,
Так и мучаюсь я с ним, так и маюсь,
И, чтоб, не было его со мной рядом,
Я, напрягшись из всех сил, просыпаюсь.

Просыпаюсь и гляжу пред собою,
Темнота, и никого рядом нету,
Я сражен, я поглощен пустотою,
Ни прогала впереди, ни просвета.

И лежу, как фараон в саркофаге,
Как в смирительной, одетой толково,
А в нутре, как-будто тушь по бумаге,
Расползается змеей жуткий холод.

Вот ведь черт, как получилось нескладно,
Еще большая тоска меня гложет,
И косая, в одеянье парадном,
В изголовье мою душу тревожит.

А в углу-то все рогатые морды,
Все копытами стучат, бьют хвостами,
С упоеньем, выбивая, аккорды,
Подозрительного вида костями.

Э, да тут, как видно ладят пирушку,
Где моя персона - главное блюдо,
Вот, сейчас, накинут ловко подушку,
Разработав дубль по Голливуду.

Не вступая с ними в долгие прения,
Мигом выудил «Трояр» из-под ложа,
И пошел на встречу с собственной тенью,
Хоть она и человек нехороший.