Я Человек

Я человек.
Я сильным быть хочу.
Как юностью и песнями
советская отчизна.
И мне сегодня по плечу
те силы, что зовутся жизнью.

Я человек.
Я Верю и молюсь.
Есть Свет, есть Истина,
есть Книга.
Я с этой книгой не боюсь
ни дьявола, ни жизни-мига.

Так что же делает меня
таким настырным?
Откуда выбросы огня,
потоп всемирный?

Я человек.
Проснуться им хочу.
Я бросил собутыльников отчизны.
Но на другую тоже я ворчу,
чего-то больше надо мне от жизни.

Играюсь с глобусом, верчу, –
какую надо мне отчизну...
Где кости зла.
Где корень жизни.
Я человек.
Я вечным быть хочу.

За то, что я такой капризный,
Высокими стихотвореньями плачу.
Я по распределению лечу
в далёкий край,
мечтающий о жизни.

Я на земле.
Где хаты – якоря.
Где сердце пашет на одной свечи моторной.
И там, где кладбища раздвинуты края,
я ленточкой стихотворения повязан чёрной.

Земля как пух,
когда сердца нежны...
И нас хоронят во вселенной
снега и звёзды,
коллектив Луны, –
бросая горсть сердцевесны,
сердцереки,
сердцевеленья.

Я буду идти в затменье.
Как салют будет мой шаг.
Личное местоимение
имеет прекрасный шанс

доказать происхождение
и собственную ось.
И солнечное затмение,
и вселенскую горсть!

Мы прощаемся, мы сердечны,
мы темны, как атомный крах, –
лишь слышны наши скорбные речи
и дрожат огоньки в руках...

О, прекрасная!
О, конечная!
Ты безумие у окна, –
я люблю тебя,
Звёздная, Млечная
глубина, глубина, глубина...

Так и хочется сразу ответа,
и всего-то – рвануть за кольцо...

Возгорелась хвостом ракета,
села курица на яйцо.

Спят кометы, как ржавые бомбы,
пудрит зорьку лучик-штангист,
марсианину ставит пломбу
Зита Ройзман – хороший дантист.

Вот Медведица,
вот колечки
окружили Сатурн. Я сам
Кем-то вселенским замечен, –
устремились глаза к глазам.

Я глазами сверлю бесконечность...
Продолжаю всем сердцем пытать...
Мир сокрыт.
Запустить в него нечем.
Дайте смерти похохотать!

Может, с Ней –
я стану звездой,
стану дождиком, стану снегом, –
но вовек не расстанусь с Мечтой –
быть живым человеком.