Я хочу говорить только с ветром...

Я хочу говорить только с ветром,
Говорю же всегда в пустоту.
За каждым прожитым метром
Я ищу лишь одну простоту.

Я думал, что я мессия,
Дающий свет и тепло,
Простивший грехи пустые,
Заточенный на добро.

Потом я думал, что жертва, -
Людей, обстоятельств, бед,
Я подносил себя лихо
Любому козлу на обед.

И кем я вернусь? Охотником?
Страдальцем? Жертвой? Рабом?
Понять не могу сына плотника,
Ушедшего в небо с крестом.

Потом пустота подступила,
Забрала слова и дела,
Себе меня не простила,
Достала, разбила, сожгла.

Три точки, меж ними линии,
Я вдоль этих линий бежал,
И что-то ужасное, страшное -
Забыл, не услышал, проспал.

И в этом отсутствии цельности,
Дыхания, связности строк –
Центр тяжести, ось протяжённости,
Учитель – четвёртый звонок.