Я съела градусник...

Это было ещё тогда, когда я съела градусник. Всего-то один укус. Откусила, осмотрелась по сторонам, стала потом выплевывать всю эту дрянь в мусорное ведро. Тонкие режущие кусочки стекла вперемешку со слюной и кровью. Ещё – ртуть. От стекла першило в горле, от ртути – чувствовался слабый металлический привкус. Один шарик скользнул по языку, мягко приземлился на пол, и, присев на корточки, я увидела в нем своё отражение – темный силуэт, уставший взгляд…

Градусник – такая же метафора, как и всё происходящее этой зимой.

Говорят, я подсела на ЛСД. Неправда. Я подсела на градусники.

Григорий привез мне на выходных чудесный градусник из Москвы. Странного мутновато-желтого цвета, заканчивающийся, неизвестно почему, на отметке 55’…Откопал его в какой-то зачуханной аптеке.
- Знаешь, при мне пацан лет десяти спорил с аптекаршей, насколько невымоченный Триган-Д вредит печени и почкам… - с воодушевлением сообщил он.
- На чем остановились? – чтобы поддержать беседу спросила я, пытаясь разглядеть на градуснике название фирмы-производителя.
- Она плюнула на все, и продала ему две упаковки…- он мельком поцеловал меня в губы; после минуты молчания встал и накинул на плечи черное пальто с воротником-стоечкой. – мне пора… Одного не пойму: зачем ты всё это делаешь?

Он ушел.

Григорий был фотографом, ко всему в придачу социальной направленности. Увидев на улице старика, копошащегося в мусорном баке, или раздавленную собаку, или первоклашку с сигаретой, он машинально хватался за фотоаппарат, висящий на шее, и дико радовался, получив «стоящий кадр». «Стоящим кадром» у него являлось всё то, что впоследствии заставляло меня содрогаться от боли, таким образом он как бы подтверждал себе свою же гениальность. Однажды он даже сумел сделать пару снимков, на которых девочка из психиатрической клиники отрезАла себе уши садовыми ножницами…Таким счастливым, как тогда, я не видела его ещё ни разу…
Григорий почему-то не понимал, не разделял мою любовь к градусникам. Он вообще-то мало что со мной разделял за исключением общей жилплощади и похотливых фантазий с дальнейшим их воплощением в реальность.
Не понимал, но исправно продолжал периодически привозить мне с разных уголков страны градусники. Побольше, поменьше, с цветным стеклом… Главным условием являлась ртуть. И, кажется, если бы не эти подарки, я бы давно перестала бы терпеть его физиономию рядом и предыстории к каждой фотографии.

Я в задумчивости откусила носик у принесенного градусника и стала держать его строго вертикально, чтобы ртуть не вытекла.
«Почему до 55градусов? Разве может быть у человека такая температура?» - размышляла я, продолжая хрустеть стеклом.
«…Одного не пойму: зачем ты всё это делаешь?» Не поймет. Да и кому это важно…
Я откусила ещё немного, и ртуть остановилась на отметке 36,6.

Говорят, я подсела на ЛСД. Неправда. Я подсела на градусники.

Я одно время

Я одно время сидел на блинчиках.)

Они фигуру

Они фигуру портят...

Лучше есть

Лучше есть икру, а не градусники. Намазать ее на хлеб и есть. А ртуть приводит к болезни горла, если ее съесть.

:-)

Поразительно, Вы мне глаза на жизнь открыли

мне очень

мне очень нравится, как вы пишите,
спасибо...

==============================
Если совсем нельзя, но очень хочется,
то обязательно нужно))

Елена, Вам

Елена, Вам спасибо за теплые слова:-)

дядюшка Череп,

дядюшка Череп, написано прекрасно! Не понятно,правда,зачем она их ела,но это не важно. В конце-концов всегда интересно то,как написано,а не о чем. Кстати,мы родились в один день. Забавно!;-))

Игорь, да уж,

Игорь, да уж, любопытно:-)
Не поверите, я сам долго ломал над этим вопросом голову, но пришел к выводу, что это безрезультатно:-) Всё таки парадоксальная эта вещь - градусники:-)