Я улыбался лишь губами...

Я улыбался лишь губами,
беззубый свой сокрыв альков,
в усталом сердце – только камень,
а крылья – без стальных оков.

Душа привыкла к расставаниям.
Душа притёрлась к полу-лжи.
Я улыбаться мог губами,
поставив время на ножи.

Безумцы в споре Каин с Авелем,
рядились, кто же виноват?
Я улыбался им зубами,
глотая новый снегопад.

Земля! Своих людей стараниями
ты перепашешься в мечту.
Я улыбнусь тебе губами,
сокрыв в наложницах звезду.

О, звёзд извечное собрание
в потусторонней черноте!
Медведица, под лапу раненная,
в своей синюшной наготе.

Зло языки меня охаивали
за нарушение Божьих дел.
Я улыбался им зубами,
и дальше за черту глядел.

Пустое. Поле – после брани.
Дым. Зеленеет первоцвет.
Мне улыбаются губами
неполных девятнадцать лет.

Стеклянный взгляд остановился,
полуулыбка – на устах,
пока я с милыми бранился,
да препирался на листах!

Он срезан был из автомата.
Звеном отмщения стал Аллах.
Здесь много ангелов крылатых
с полуулыбкой на устах.

Они, как бабочки порхают.
Цветёт сирень. Бугры – в крестах.
Они, наверное, много знают
с полуулыбкой на устах.

И я иду к ним, мну, ласкаю
смольные, белые крыла.
Ведь только ангелы встречают
с улыбкой светлою утра.

23 августа 1996 г.
С-Петербург